Кот в чёрном ящике-12

Попытка выразить невыразимое

Ещё мудрецы древности знали, что правда не может быть выражена словами. Чем красивей слова, тем меньше в них подлинности.
«Кто много говорит, тот не заслуживает доверия», «Истинные слова не бывают приятны, приятные слова не бывают истинны», «Тот, кто знает, не говорит, тот, кто говорит, не знает» (Лао Цзы)
Возможно, что чувство и ощущение находятся ближе к истине, чем слова. Чувственное переживание первично и только достигнув сферы сознания, оно облекается в слова. Потрясённые красотой заходящего солнца, мы говорим себе: «Какой красивый закат!», и сам этот процесс словесной интерпретации искажает подлинность пережитого и делает его в достаточной мере ложным. Слова по самой своей природе призваны уводить наблюдателя в сторону, так как любая знаковая система из-за большого количество коннотаций неточна и несовершенна.

Трудно уловить и точно сформулировать мысль, так как она является одновременно и словом, и образом, и звуком, и ощущением, подобно золотой рыбке, плеснувшей хвостом и исчезнувшей в бездонных пучинах нашего «я».
Мысль есть производное памяти. Если не будет памяти, то не будет и мысли. С этой точки зрения интересны наблюдения американского нейропсихолога Оливера Сакса, описывающего поведение и состояния больных с разными формами амнезии. Например, он описывает случай, когда один пожилой больной утерял память о всех прошлых событиях своей жизни вплоть до своих юношеских лет, и видел себя и окружающий мир какими они были 30 лет назад.

Большинство неврозов связано с тем, что люди лишаются способности воспринимать мир непосредственно, а видят его через призму своих прошлых негативных переживаний, то есть ищут чёрную кошку в тёмной комнате, когда её там нет.

Все личные убеждения ложны, так как являются производными слов. Например, убеждения «Бог есть» или «Бога нет», «Я – красивая» или «Я – уродливая» в равной степени ложны. В основе невротических отклонений, по моим наблюдениям, всегда лежит ложность убеждений, которые представляются невротическому сознанию непреложными законами бытия.

Первокирпичиком сущего, пропущенного сквозь призму сознания, всегда был и будет парадокс, или согласно диалектике Гегеля – это борьба и единство противоположностей. Каждое явление и свойство при ближайшем рассмотрении являются своей противоположностью. Взаимоисключающие вещи перетекают друг в друга, составляя одно целое. То есть доброта является одновременно злобой, а любовь ненавистью, представляясь наблюдателю частями одного вращающегося колеса.

Мои мысли подобны пёстрым ящерицам, вспугнутым светом фонаря и с быстротой молнии разбегающимся во все стороны, и если мне удаётся схватить одну из них, она ускользает, сбрасывая свой хвост. Поэтому мне приходится воссоздавать каждую мысль искусственно, как учёные воссоздают облик динозавра по одной уцелевшей его кости.
Мысль является иногда в виде метафорического образа или пространственной конструкции, в виде символической геометрической фигуры, отражающей некие закономерности, неожиданно открывшиеся сознанию.
Мне интересны не только собственные мысли, но и мысли других. Большая часть литературных произведений, которые я читаю, за исключением некоторых образцов классической литературы, как мне кажется, строится на основе готовых лекал мыслеобразов. Эти заготовки, или трафареты есть готовые словесные формулы, наработки коллективного «я».

Однако повсюду присутствуют также золотые вкрапления индивидуальных находок и открытий. Работы слабых авторов содержит такую же долю истинного творчества, если следовать определению, что творчество – это создание нового, как и работы сильных. Истинное творчество выглядит как неудачно оформленные мысли и остаётся никем не замеченным.

Заимствованные мыслеобразы, напротив, узнаваемы и делают язык писателя понятным, красивым и плавным. Если автор мужчина, в центре его размышлений всегда он сам, вопросы жизни и смерти, темы власти и телесной любви, если автор – женщина, в центре её размышлений не она сама, а эмоциональная вселенная её взаимоотношений с мужчиной.

Мария Арбатова, Татьяна Устинова, Мария Метлицкая, Екатерина Вильмонт – их героини мечутся в тщетных попытках обрести смысл своей жизни в любви. Эти женщины обречены на вечный поиск и страдание, так как взаимоотношения с другими людьми, и особенно с противоположным полом, по самой своей природе стоят на более низких ступенях духовности, чем взаимоотношения со своим высшим «я», и не могут быть совершенны.

Авторы всех возрастов и национальностей инстинктивно пытаются воссоздать некую всеобщую систему отсчёта для своих суждений, найти некий универсальный клей, без которого всё происходящее рассыпается на отдельные детали, погружается в хаос. Сознание старается обрести какую-то опору в своде правил и предписаний, подчиниться гравитационным законам космического шариата, руководствоваться тем, что в марксистско-ленинской философии именовалось мировоззрением. Этот свод базисных заповедей веками предоставляла верующим религия. Стержнем существования может оказаться как пожизненный поиск любви, так и следование религиозной догме. Свод правил необходим разуму, потому что сам он является машиной, действующей в согласии с программой.

Но попытки судить о мире с точки зрения христианского, марксистского, анархистского или любого иного свода правил всегда остаются лишь искусственным построением. По метафоре Льва Толстого, мы подобны ребёнку, который сидит внутри движущейся кареты, и дёргает за пришитые специально для него к передку тесёмки, воображая, что управляет этой каретой.

Земля под ногами кажется нам неподвижной, однако планета несётся в пространстве с огромной скоростью. Надо просто отдаться на милость чего-то, что управляет её движением. Все наши усилия по изменению реальности и управлению этой реальностью приводят порой к противоположным результатам или приносят иллюзорные плоды. О мудрости недеяния говорили и Будда, и Лао Цзы.

Всё движется и изменяется, и в основе этих изменений лежат миллионы процессов, недоступных нашему сознанию. Главнейшие события нашей жизни происходят как бы без нашего участия, сами собой.
Если закрыть глаза и расслабиться, можно явственно ощутить, как через тело проходят космические энергетические потоки, несущие всё ваше существо куда-то по единственно верному назначению. Следование этому потоку и является высочайшей истиной, красотой и мудростью существования.

Любое частное желание противоречит целому. Индивидуальные желания, какими бы невинными и оправданными они ни казались, содержат энергию, направленную против гармонии целого. Поэтому все страстные желания неосуществимы. То есть они могут осуществиться фактически, но не психологически. Осуществление страстного желания не приносит удовлетворения, так как сбывшееся желание тут же заменяется новым, оставляя в душе всё то же чувство грусти и тянущей неудовлетворённости.
Наверно, смысл жизни заключён не в осуществлении желаний, а в поиске гармонии, в поиске таких состояний души и тела, когда они вписываются в поток, соответствуя замыслу и гармонии целого.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...