Кот в чёрном ящике-2

Параллельные реальности. Случайное и закономерное

Долгими ночами лёжа без сна и прислушиваясь к порывам ветра за окном, я пыталась вывести для себя некую формулу счастья, понять, почему всё складывается именно так, а не иначе. Напрягая все духовные силы, я старалась проникнуть в тайну, не спешившую раскрыться мне. Почему человек, случайно встретив на улице своего знакомого, принимает некое решение, кардинально меняющее ход его жизни? Почему другой, вполне успешный, имеющий признание и достаток, вдруг заболевает неизлечимой болезнью и умирает? Как сложилась бы моя судьба, если бы мэйл от одного австрийского инженера, желавшего некогда познакомиться со мной, попал бы не в ящик, а в мусорную корзину? Можем ли мы влиять своим настроем и вибрациями на характер и количество незапланированных поворотных событий в нашей жизни?
Мне не хотелось заимствовать чьих-либо глубокомысленных теорий на этот счёт, восходящих к патриархам вроде Платона и Аристотеля и притязающих на истину, или слепо следовать религиозным концепциям об устройстве мира. Мне нужна была, пусть неказистая и наивная, но собственная космологическая модель, которой соответствовали бы моё мироощущение и мой жизненный опыт.

Мироздание представлялось мне как слоёный пирог, состоящий из множества вселенных. Бесконечная совокупность параллельных миров формировала древо бытия, где каждая из реальностей представлялась их наблюдателям единственной, но являлась лишь ветвью из бесчисленного множества ей подобных, но в чём-то различных реальностей в едином континууме действительности. Вопреки популярному убеждению, что случайностей в жизни не бывает, я видела каждое ответвление древа действительности как манифестацию случайного происшествия. Это был один из возможных вариантов развития событий, содержащий спорадический ключевой эпизод.
Движение по каждой из ветвей соответствовало внутренней логике событий, но манифестация основного эпизода была непредсказуемой, как цифра в генераторе случайных чисел или одна из миллионных комбинаций цветных стёклышек в трубке детского калейдоскопа. Каждое мгновенье встречаясь с необходимостью выбора, мы двигались сквозь развилки безграничного пространства возможностей по строго индивидуальному маршруту, пронизывая слои множественных реальностей.
Не смотря на необъятную пышность древа, вся совокупность вероятностных событий в жизни отдельного человека имела одну надстройку – высшее сознание. То есть, какой бы выбор мы не совершили, это не имело для нашего высшего сознания ровно никакого значения, так как все возможные последствия всех возможных вариантов развития событий одномоментно существовали в параллельных мирах, и были для сознания равноценны. Иллюзия важности выбора существует только в мире, где человек погибнет в случае ошибки. Но смерть всегда угрожала лишь телу индивида, а не его сознанию. Корневое ощущение своего «Я» не зависело от возраста и внешней оболочки, оставаясь статичным центром и воплощением бессмертия.
Если на одной из ветвей пространства вариантов имел место несчастный случай, материальная манифестация того же сознания продолжала своё движение по иной ветви, достигая более полного воплощения своей божественной гармонии в лучших условиях, являвшихся по сути только спорадической вариацией событийности. Прежнее самоощущение теперь принадлежало другому телу, и его разум хранил лишь смутное воспоминание о прошлом в виде прозрений и дежавю.
Невозможно было предсказать, как ляжет карта, и как сложатся обстоятельства жизни. Например, булочная сегодня могла оказаться и открытой, и тогда я вернулась бы домой в лучшем расположении духа. Далее всё пошло бы обычным чередом. Но могло случиться и так, что я из булочной вообще бы не вернулась. Кроме чёрной кошки было ведь и ещё кое-что. Когда я по своему обыкновению переходила улицу на красный свет, белый «вольво» промчался мимо, оглушительно сигналя. Быть может, в одной из параллельных реальностей, я была сегодня сбита этой машиной.
Что мешало мне удостовериться в правильности моих предположений? Я была 50-летняя одинокая женщина, не имеющая интимных обязательств и близких друзей. Годы молодости с её надеждами миновали, и впереди меня ожидала только старость с её немощами, а также перспектива вести в одиночку мелочную, унизительную борьбу за существование.
А где-то в зазеркалье со мной случалась иная, наполненная радостью и творчеством жизнь, где-то я любила, смеялась и наслаждалась безграничным блаженством свободного полёта. Где-то природа позволила мне раскрыться, как прекрасному цветку и достигнуть пика моих возможностей. Если бы только колесо фортуны в своё время не замедлило своего хода, изменилась бы вся траектория моего движения сквозь пространство и время. Всё, что только я могла вообразить себе, как максимальное воплощение человеческого счастья, уже существовало где-то в параллельной реальности. Если вы одиноки, бедны и никому не нужны, вы просто проиграли в лотерею под названием жизнь, и в этом нет вашей вины. Но готовы ли вы рискнуть тем малым, что имеете, чтобы начать всё сначала? Многие из людей среднего возраста погружены в рутину существования, и не способны посягнуть на существующий порядок вещей, не смотря на то, что давно мертвы.

На душе у меня вдруг сделалось легко, как у человека, благополучно миновавшего распутье. Я почувствовала также необыкновенный прилив сил, сопутствующий началу долгого путешествия. Приняв душ и приведя в порядок личные вещи, я собралась как для дальней прогулки. Квартира располагалась на окраине города, и в нескольких сотнях метров к северу от жилого квартала уже начинался густой смешанный лес.

По покрытым павшей листвой тропинкам, я взобралась на склон холма, где стояли густой стеной столетние буки, сосны и ели. Ни один прохожий не повстречался мне на пути. Чем дальше я шла, тем гуще становился лес, под сводами которого было совсем темно. Но вскоре растительность поредела, и моему взору открылась поляна, поперёк которой лежала навзничь гигантская, вывернутая с корнями бурая лиственница.
Между раскидистых ветвей упавшего дерева темнело небольшое пространство, ведущее в заросли дикого терновника. Этот лаз, через который можно было пробраться только на четвереньках, почти ползком, вёл к прелестной круглой лужайке, окружённой стеной непроходимого кустарника. Ни одинокие путешественники, ни жители ближайших деревень, не забирались в эту чащу и не видели местечка, облюбованного мной.

Посреди полянки стояла ель с отломанной верхушкой, на нижних ветвях которой пестрели завязанные узлом узкие полоски ткани. Некоторые из них выцвели от времени, а некоторые полуистлели и упав наземь, покрылись хвоей или запутались в крапиве. Уцелевшие тряпицы – эти языческие знаки, символы моих поисков, заблуждений и неисполненных желаний – трепетали на ветру, будто силясь напоследок что-то сообщить мне, и в их пестряди преобладали кроваво-красные тона.

Здесь было место моего молебна и отдыха. Растянувшись на сухом мхе, я следила за плывущими по небу облаками и обращалась мысленно к той высшей силе, которая как мне казалась, могла даровать мне счастье и свободу. Я взывала к самой природе в надежде, что лишь усилием воли я смогу изменить ход своей жизни, как мгновенно изменяется позиция металлического бруска под действием магнита.

Много раз перебирая в памяти события прошлого, я точно знала, где свернула не на ту тропу. О, случай! Если бы только в тот день пошёл дождь, и я решила не ходить в интернет-кафе. Да что там дождь! Даже падение листа с дерева или гибель воробья в лапах кошки, таинственным образом могли изменить весь ход событий в той реальности, где я, ещё живя в Подмосковье, получила вдруг послание от одного австрийского инженера с предложением встретиться.
Продолжение следует

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...