Кот в чёрном ящике -9

На Ошском рынке

Основоположник даосизма Лао-Цзы, живший в V в.до н.э., писал в своём бессмертном трактате «О пути и благодати»: «Только я один отличаюсь от других тем, что вижу основу в еде». И ещё: «Совершенномудрый стремится к тому, чтобы сделать жизнь сытой, а не к тому, чтобы иметь красивые вещи».

Мудрость древних похожа на сон. Он смутен, потому что приоткрывает завесу над не поддающимся пониманию измерением смерти. Он тривиален, потому что движим наиболее яркими вспышками первичных инстинктов. Он нелеп, потому что состоит из случайных элементов, являющихся символами и аллегориями.

Один из моих московских знакомых, женившийся на китаянке, заключил как-то после очередного путешествия в одну из провинций «поднебесной», что у родственников его жены, как представителей нации, есть выраженная тяга к культу еды.

То, что верно по отношению к китайцам, верно и по отношению к народам соседствующих с Китаем регионов.

Граница между северо-западным уйгурским районом Китая и Нарынской областью Киргизии в достаточной степени условна. Киргизских поселян можно встретить до и после пересечения государственной границы, чью неприкосновенность постоянно нарушают стада пасущихся баранов и лошадей. На территории современного Китая проживают потомки киргизов, бежавших из страны в результате насильственной русификации и восстания 1916 года.

Киргизы как этнос принадлежат к монголо-европейской расе. Их далёкие предки ещё в I тыс. до н.э. заселили Минусинскую долину Южной Сибири в верховьях реки Енисей. Там эти рыжеволосые и голубоглазые воители, знавшие руническое письмо, веками сидели на мясо-молочной и злаковой диете, за неимением каких-либо овощей и фруктов.

Вопреки рекомендациям современных приверженцев здорового питания, ратующих за преобладание растительной пищи в рационе, богатая холестерином пища видимо шла енисейским киргизам впрок, та как по свидетельствам древних источников, это были рослые и выносливые люди.

Несмотря на территориальную близость земель, кухни народов Средней Азии и Китая сильно различаются. Прежде всего, на быте тюркоязычных народов бывшего Союза отразилось влияние более поздних арабо-исламской и русской культур. В годы застоя в столице Киргизии преобладало русское население.

К тому же особенности высокогорного резко-континентального климата предопределили пристрастие киргизов к чёрному, зелёному и тибетскому (содержащему соль, муку и молоко) чаю, и к пряным мясным блюдам, в которых главным вкусовым компонентом является баранина.

Интересно, что вкус этого мяса, не смотря на исключительную бедность хозяйств, худобу скота и на экологические проблемы региона, качественно отличается от вкуса мясной продукции средней полосы России, а также от мясных деликатесов в супермаркетах европейских городов. Так как плотность населения Европы очень велика, скоту, лишённому приволья, не удаётся накопить позитивной энергетики, прежде чем он попадает на бойню.

Каждый представитель этноса, населяющего предгорья Тянь-Шаня, не смотря на повсеместную нищету, является прирождённым гурманом-мясоедом, различающим тонкие оттенки вкуса и запаха, присущих разным частям конины, говядины и баранины, а также способного судить по виду и запаху о степени её свежести.

В народной медицине кочевых народов различные виды мяса, включающие внутренности овец и лошадей, специальным образом приготовленные, выступали в роли медицинских средств против всевозможных болезней.

Для жителя Средней Азии мысль, что еда священна и является основой самой жизни, по сей день остаётся истиной, транслируемой в сознание каждого члена племени на невербальном уровне коллективного интеллекта. Это верно также для любого другого жителя планеты, пока не избалованного завоеваниями современной цивилизации с её генно-модифицированным изобилием, и не понаслышке знающем, что такое нищета и голод.

Главным элементом жизненного уклада в Киргизии является посещение продуктового рынка, являющегося жизненным центром города. Посещение рынка здесь не роскошь, а условие выживания в среде обездвиживания государственного производителя и роста числа мелких хозяйств, где на плаву удерживается тот, кому не надо платить огромных сумм за аренду помещения.

Ошский рынок в Бишкеке представляет собой целый город – со своими властями, привилегированными кварталами и гетто. Здесь можно найти всё – от кумыса до пиратских копий порнофильмов. Здесь продаются не только всевозможные продукты питания, но и предметы обихода, лекарства, обувь, электротехника и одежда.

Случается, что патриотически настроенный покупатель находит здесь косметику и текстиль от отечественных производителей, но подавляющее большинство товаров на рынке, также, как и на рынках других городов СНГ, завезены из Китая.

Почему-то многие профессионально ориентированные жители стран содружества ставят своей целью изучение иностранного языка – а именно английского – из-за воображаемой гегемонии Штатов в сфере технологий, или немецкого – из-за воображаемого экономического доминирования Германии в Европе, но никто даже не пытается изучать китайский, хотя гегемония китайских товаров на рынках Европы, России и Азии очевидна.

Тайное мировое господство Китая держится на трёх китах: во-первых, это исключительное трудолюбие китайского народа, во-вторых, это его многочисленность, не смотря на волюнтаризм культурной революции и ограничения рождаемости, и в-третьих, это нещадная эксплуатация китайскими производителями дешёвой рабочей силы.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...