Продажное здравоохранение

Pills

Выдержки из книги Питера Гётше “Смертельно опасные лекарства и организованная преступность. Как большая фарма коррумпировала здравоохранение”, 2013

Лекарства убивают

500 лет назад Парацельс постулировал, что все лекарства являются ядами и что правильная доза отличает яд от лекарства. Лекарства всегда приносят вред, если они не инертны и способны приносить пользу.

Сегодня лекарства убивают нас в ужасающих масштабах – и это неоспоримое свидетельство того, что мы создали систему, которая вышла из-под контроля. Имеются четкие данные, что в США около 100 000 человек ежегодно умирают от лекарств, даже если принимают их правильно. Еще 100 000 умирают из-за слишком высокой дозы или использования препарата вопреки противопоказаниям.

Тщательно проведенное норвежское исследование показало, что 9 % из тех пациентов, кто умер в больнице, умерли от лекарств, которые им вводились, и еще 9 % – опосредованно. Поскольку около трети смертей происходят в больницах, этот процент соответствуют примерно 200 000 американцев, умирающим каждый год. Европейская Комиссия подсчитала, что побочные реакции убивают примерно 200 000 граждан ЕС ежегодно. В США и Европе лекарства являются третьей по значимости причиной смерти после сердечно-сосудистых заболеваний и рака.

Истинное число лекарственных смертей никому не известно. В больничных записях и отчетах связанные с рецептурными препаратами смерти часто рассматриваются как смерти по естественным или неизвестным причинам. Например, многие лекарства вызывают сердечную аритмию, которая является одной из основных причин смерти людей, принимавших антипсихотические препараты.

В дополнение ко всем смертям миллионы людей ежегодно испытывают серьезные инвалидизирующие поражения, вызванные лекарствами.

Это может быть следствием чрезмерной медикализации, одновременным назначением нескольких препаратов, отсутствием знаний о вреде лекарств, невнимания к тысяче предупреждений, которые ни один врач целиком не в состоянии освоить. Человеческий фактор всегда влияет на систему, которая слишком сложна для человеческого мозга.

Представьте себе, что в кабине пилота были бы тысячи маленьких кнопок и что все они взаимодействовали бы между собой непредсказуемым образом, если бы были включены одновременно, что аналогично пациенту, который получает сразу несколько лекарств.

Мы должны демедикализировать общество – по тем же самым соображениям, по которым никто не осмелился бы летать на самолете, если бы действия пилота были непредсказуемы. Каждый из нас может внести свой вклад в демедикализацию, проявляя скепсис в отношении лекарств. Если лекарство не абсолютно необходимо, не принимайте его. Лекарства нужны редко. Ситуации, когда они могут спасти жизнь или существенным образом ее изменить к лучшему, крайне редки. В большинстве случаев препараты не оказывают положительного влияния, но имеют побочные эффекты.

Большая фарма – это мафия

Продажа препаратов здоровым людям – вот один из методов роста прибыли производителей лекарств. Это как раковая опухоль, которая бесконтрольно растет на теле общества в течение долгих лет, подпитывается организованной преступностью, проституцией ученых, возмутительной ложью и подкупом.

Наши политики разбираются в ситуации так плохо, что, как правило, только усугубляют ее своими действиями. Здоровье людей – не приоритет в движимой прибылью системе Америки, которая процветает лишь когда люди больны. Пропаганда заставила почти половину американцев поверить, что в США лучшее здравоохранение в мире. Вере в то, что процветание большой фармы связано с процветанием общества и что рыночные силы решат все проблемы, противостоят конкретные факты. США имеют самую неэффективную систему здравоохранения в развитом мире.

Бедственное положение американцев в области здравоохранения связано не только с экстремальным неравенством в доходах и широко распространенной бедностью. В этом положении находятся и люди с медицинскими страховками и высшим образованием, с более высокими доходами и здоровым образом жизни. Даже по показателям смертности, которые, как считается, поддаются усилиям здравоохранения, американцы в тяжелой ситуации.

Лекарства являются третьей ведущей причиной смерти в той части мира, где используется более всего. Если бы настолько смертоносная, или даже в сотню раз менее опасная, эпидемия была бы вызвана новой бактерией или вирусом, мы сделали бы все, что только можно, чтобы взять ее под контроль. Трагедия заключается в том, что мы могли бы легко взять и лекарственную эпидемию под контроль, но политики, наделенные властью нести перемены, не делают вообще ничего.

Основная проблема нашей системы здравоохранения заключается в том, что движущие ее финансовые стимулы серьезно препятствует рациональному, экономичному и безопасному использованию лекарств. Благодаря этому процветает фармацевтическая промышленность, осуществляющая жесткий информационный контроль.

Поразительно, насколько велико сходство между промышленностью и мафией. Мафия зарабатывает неприличные суммы денег, как и фарма. «Побочные эффекты» организованной преступности – убийства и смерти, как и у фармы. Мафия подкупает политиков, как и фармацевтическая промышленность… Разница лишь в том, что работники фармы считают себя – в 99 процентах случаев – законопослушными гражданами, а не грабителями и убийцами… Однако, когда они собираются вместе для управления корпорацией, с этими хорошими гражданами что-то происходит… Это как на войне: люди делают то, на что, как они думали, они не способны. Потому что группа, в которую они входят, уверяет, что то, что они делают, это хорошо.

Взяточничество врачей

Исследовательская литература о лекарствах систематически искажается из-за некорректных клинических испытаний, выборочной публикации результатов и данных исследований, из-за сокрытия нежелательных результатов и статей теневого авторства. Теневые авторы пишут рукописи напрокат, не раскрывая своей личности в статьях, «авторами» которых выступают влиятельные доктора, хотя они сами и не внесли ничего или почти ничего в эти рукописи.

На этом фоне кажется несколько парадоксальным, что пациенты доверяют лекарствам, которые им назначают врачи. Я уверен: пациенты экстраполируют свое доверие к врачам на лекарства, которые они назначают. Они не понимают, что хотя врачи могут разбираться в заболеваниях, физиологии и психологии человека, они знают очень мало о лекарствах, состряпанных и громко разрекламированных фармацевтической промышленностью. Более того, пациенты не догадываются, что их доктора могут руководствоваться корыстью при выборе некоторых лекарств, что многие из преступлений, совершенных фармацевтической промышленностью, были бы невозможны, если бы не врачи.

Преступления настолько распространены, регулярны и разнообразны, что неизбежно мы понимаем, что они преднамеренны и оплачены. Компании рассматривают штрафы в качестве платы за рекламу препаратов и продолжают вести незаконную деятельность, как если бы ничего не случилось.

Важно также отметить, что многие преступления было бы невозможно совершить, если бы врачи не желали в них участвовать. Врачи замешаны во взяточничестве и других видах коррупции, часто в связи с незаконным маркетингом.

Любопытно, что врачам совершенно безнаказанно сходит с рук то, что они делают. Когда лекарства продают для использования по неутвержденным показаниям, мы не знаем, являются ли они эффективными или же потенциально опасны, например, для детей. Поэтому эта практика была описана как использование граждан в качестве подопытных морских свинок в больших масштабах без их информированного согласия.

Даже когда врачи используют лекарства только по утвержденным показаниям, это имеет плачевные последствия для пациентов. Врачи имеют доступ только к отобранной информации и, следовательно, считают, что лекарства гораздо более безопасны, чем они есть. Таким образом, как легальный, так и нелегальный маркетинг приводят к массовому избыточному лечению населения и огромному вреду, которого можно было бы избежать.

Многие преступления связаны с широкомасштабной коррупцией врачей, которые получают деньги за выписку лекарств, зачастую стоящих в 10 или 20 раз дороже, чем старые лекарства, которые в равной степени хороши, а иногда даже лучше.

Большая фарма поставила «рекорд» по количеству взяток, коррупции и преступной халатности на производстве небезопасных лекарств.

Взятки – это рутина, причем обычно это очень большие суммы денег. Почти каждый, кто может повлиять на продажи, подкупается: врачи, больничные администраторы, члены кабинета министров, санитары, таможенные должностные лица, налоговые эксперты, регистраторы лекарств, фабричные инспекторы, чиновники по ценообразованию и политические партии.

Мы все, что ли, сумасшедшие?

Психиатрия – это рай для фармацевтической промышленности, поскольку понятия и определения психических расстройств очень расплывчаты. Поэтому ведущие психиатры находятся в условиях высокого риска коррупции и, по сути, получают больше денег от производителей лекарств, чем врачи любой другой специальности.

Врач общей практики из Великобритании Дес Спенс красноречиво описал, как психиатрия стала предельно коррумпированной:

«Психиатрия… стала для фармы золотой жилой с простым бизнес-планом. Ищется маленькая группа специалистов из престижного института. Фарма берет власть в свои руки, финансируя исследования этих специалистов. Исследования всегда сообщают о недостаточной диагностике и недолечении, никогда – о противоположном. Контролируются все данные, исследования специально укорачиваются. Подключаются СМИ, фабрикуются новые истории и финансируются группы поддержки пациентов. Высоко оплачиваются консультативные услуги специалистов. Лоббируются правительства. Необходимо сделать так, чтобы специалисты, спонсированные фармой, консультировали правительство. Таким образом, теперь крошечная группка специалистов с корыстными интересами доминирует в мировом мировоззрении.”

Вместо того чтобы стараться понять пациентов, психиатры просто проходятся по контрольному списку лекарств, то есть делают то, что мог бы проделать секретарь или сами пациенты. Диагнозы часто ставятся после краткой 10–15-минутной консультации, и многим пациентам при этом говорят, что им нужно принимать лекарство всю оставшуюся жизнь, чтобы исправить «химический дисбаланс» в мозгу.

Миф о химическом дисбалансе

История о химическом дисбалансе, который якобы исправляют все психотропные лекарства, («нервные» или снотворные таблетки) – это просто-напросто ложь.

Нигде не задокументировано, что какое-либо из серьезных психиатрических заболеваний были вызваны биохимическим дефектом, и не существует биологического теста, который мог бы показать нам, что у кого-то имеется конкретное психическое заболевание.

Психотропные препараты не исправляют химический дисбаланс, они его вызывают, именно поэтому так трудно прекратить их приём. Если пить таблетки в течение более чем нескольких недель, психотропные препараты сами создают болезни, которые должны лечить. С помощью лекарств психиатры вербуют для себя армию постоянных пациентов, превращают шизофрению, синдром дефицита внимания и депрессию, которые в прошлом часто проходили сами, в хронические заболевания.

Люди, пытающиеся прекратить прием лекарств, могут испытывать ужасные симптомы, напоминающие тяжелую фазу перенесенного ими психического заболевания, так и многие другие симптомы, вплоть до суицидальных тенденций, которых они никогда раньше не испытывали. Печально, но почти все психиатры и сами пациенты интерпретируют это состояние как признак того, что они по-прежнему нуждаются в лекарстве, которое как раз и привело их к такому состоянию. Пациенты с легкой руки психиатра стали зависимыми, точно так же, как наркоман зависит от героина или кокаина, а поскольку и лекарства для синдрома дефицита внимания, и антидепрессанты имеют эффекты амфетамина, мы должны рассматривать эти препараты как наркотики, назначаемые по рецепту.

Большинство психиатров выбирают для своих пациентов пожизненное лечение, и это настоящее бедствие. Препарат навечно превращает человека в инвалида, а лекарства меняют его личность так, что он разучивается справляться с жизненными трудностями. Кроме того, представляется вероятным, что не только нейролептики, но и все психотропные препараты могут вызвать необратимые повреждения головного мозга и изменения личности, например позднюю дискинезию, снижение когнитивных функций и эмоциональное оскудение. Повреждение мозга происходит на уровне рецепторов, так же как и при приёме ЛСД и других активных в отношении мозга субстанций, что приводит к необратимым повреждениям рецепторов и развитию психоза.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...

Leave a Reply

Your email address will not be published.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.