Борзописцы, окуните ваши кисти

Serverzeit-blog

Журналистика в век цифровых технологий и информационного шума

Несмотря на то, что мы используем лишь малую часть возможностей нашего мозга, обладающего огромным потенциалом, объем нашей оперативной памяти довольно скромен.

Когда поисковик в сети в ответ на каждый запрос выдаёт нам слишком много данных, это согласно последним исследованиям, влияет на общую скорость и эффективность принятия нами решений. С мозгом в условиях современной жизни с её информационным прессингом, происходит то же самое, что и с компьютером, замедляющим темп своих операций с увеличением числа процессов, протекающих одновременно.

Интенсивный приток новых данных и недостаток времени на освоение материала приводят к тому, что сведения с наиболее низкой повторяемостью становятся недоступны для воспроизведения, что сильно снижает производительность труда.

Родители и педагоги жалуются, что, не смотря на широкую доступность знаний, нынешние школьники, проводящие время за компьютером, часто демонстрируют неосведомлённость и недостаток общего развития, производящих впечатление более глубокого невежества, чем это было с детьми докомпьютерной эпохи.

Поскольку развитие человеческой цивилизации движется по пути эволюции технологий, характерной приметой времени становится необходимость для каждого оперировать все большими объёмами информации. Это связано в первую очередь с цифровой трансмиссией данных и широкой доступностью таких дешёвых средств публикации, как сетевые медиа.

Известно, что в мировой паутине сейчас насчитывается около миллиарда сайтов, каждая запись которых регистрируются в памяти ботов. Для создания простого персонального сайта человеку нужно всего несколько минут.

Если раньше издание газеты и журнала требовало наличия материально-технической базы, то теперь каждый из семимиллиардного населения планеты потенциально может создать свою сетевую газету практически бесплатно.

Однако 75% всех сайтов мира не активны, так как многие авторы отступают перед проблемой продвижения и обновления контента своих страниц. Это требует регулярного, кропотливого, не приносящего дохода труда.

Надо сказать, что появление сетевых библиотек и электронных изданий привело к колоссальным переменам в сфере прессы и книгопечатания. Чтобы не потерять хоть часть своей аудитории, большинство газет и журналов оказались вынужденными предоставлять читателям бесплатный доступ к электронным версиям своих материалов.

На настоящий момент в мире зарегистрировано более трёх миллиардов пользователей интернета.

Однако согласно статистике, только около 20% своего времени они посвящают чтению, причём на ведущем месте здесь находится отнюдь не чтение новостей, а просмотр почты и данных поисковика. Также пользуются популярностью сайты с медицинской информацией. Очевидно, пользователи прибегают к чтению, когда обеспокоены состоянием своего здоровья.

Одним из последствий дигитализации и широкой доступности специализированных знаний стали перемены в общественном сознании.
Девальвация ценностей сказалась на снижении престижности профессий в сфере образования, культуры, науки, средств массовой информации, и, как это ни печально – в сфере здравоохранения.

Ситуация такова, что горячо интересуясь определённой медицинской темой, пользователь сети способен накопить и проанализировать больше сведений, чем медик−профессионал. Последний вынужден хранить в памяти огромное количество разнородных знаний, оставаясь одновременно в курсе новинок медицины.

Отличие простого пользователя от работника здравоохранения часто состоит лишь в том, что второй наделён социально−юридическим правом принимать то или иное диагностическое решение, пользуясь материально−техническим оснащением клиник.

Падению авторитета врача сильно способствовала к тому же коммерциализация медицины и превращение её вкупе с фармакологией и пищевой индустрией в одну из самых прибыльных отраслей экономики.

Так как в России большинство медикаментов продаются в аптеках без рецепта, обращение к врачу у жителя России часто продиктовано лишь крайней необходимостью.
И даже являясь держателем государственной медицинской страховки, попав в переделку, он оказывается перед вечной российской дилеммой “как лучше” или “как всегда”, где качество и своевременность “бесплатного” лечения ему как будто гарантируют, но не обещают.

Критикуя состояние российского здравоохранения, политики и журналисты часто ссылаются на пример западной медицины, как на идеал, к которому, безусловно, следует стремиться.

В странах Западной Европы, в частности в Германии, безрецептурный отпуск лекарств остаётся скорее исключением, чем правилом, и эта мера по предотвращению самолечения выглядит разумной с этической точки зрения. Она также повышает востребованность врачей, к которым пациент вынужден частенько обращаться.

Представляясь вполне гуманной, эта система, однако имеет свои теневые стороны. Власть, сосредоточенная в руках врачей, работает на монополизацию и укрепление той структуры общества под эгидой европейской демократии, на верхушке которой располагаются руководители торговых и аграрно−индустриальных, а также фармакологических концернов, делающих погоду в политике западноевропейских стран.

Согласно статистике OECD по европейскому союзу, потребление медикаментов против гипертонии за последнее десятилетие в странах Западной Европы увеличилось вдвое.

Сегодня на каждые 1000 человек в Германии приходится употребление около 600 дневных доз препаратов против высокого давления и около 60 доз антидепрессантов.

Ещё с советских времён наши учреждения здравоохранения имели много общего с поточной системой фабрик и автоматизацией труда. Когда вы приходите на приём к врачу, он, как правило, интересуются не вами, а вашей болезнью и её симптомами. Чтобы вникать в глубинные причины недомоганий, всегда связанных с характером и образом жизни пациента, у него нет времени.

Деятельность врачей ограничена многочисленными правилами, спущенными сверху и сковывающими свободу их решений. И поскольку врач, являясь не машиной, а человеком, все же совершает ошибки, не имея с общественной точки зрения на это права, благодаря массовому тиражированию новостей, молва о некомпетентности врачей неуклонно растёт.

Врач, как и всякий оплачиваемый служащий, заинтересован, прежде всего, в рентабельности своего труда. Чем выше заболеваемость и смертность населения, тем весомей его престиж и благосостояние.

Как парадоксально бы это ни звучало, в современном обществе те, кто призван стоять на страже здоровья, справедливости и порядка, по сути, финансово заинтересован в обратном – в распространении болезней, безработицы и преступности.

В подтверждение этой мысли служит и тот факт, что наличие занятости у чиновников бюро по трудоустройству или социальных служб требует себе как пьедестала распространения в стране бедности и безработицы. Улучшение показателей по занятости приводит к сокращению штатов работников контролирующих учреждений.

Чем больше в обществе больных, безработных и нарушителей порядка, тем сильней оно укрепляется в своей структуре и своём движении по техногенному пути.

Если вернуться к разговору о СМИ, то стоит упомянуть, что фотожурналистика – это та область, где прогресс компьютерных технологий привёл к наиболее кардинальным переменам в занятости. На горизонте возник целый ряд новых перспектив, связанных с новейшими методами обработки образа и звука.

Фотография в своём традиционном виде стала во многом реликтом прошлого, будучи не в силах противостоять напору менее трудоёмких форм цифрового фотоискусства.

Тысячи работников фотостудий потеряли работу в результате доступности дешёвых камер массовому потребителю. Внедрение услуг фотобанков в повседневную жизнь редакций привело к сокращению штатов фоторепортёров.

Распространение электронных масс-медиа и социальных сетей, где каждый может высказать своё мнение, а также необходимость оперативно заполнять контент массивами информации
– привели к обесцениванию авторского труда.

На смену кучке профессионалов пришла армия любителей. Если раньше газетная статья по качеству стиля имела нечто общее с литературой, то теперь она стала напоминать своим торопливым лаконизмом один из языков программирования.

Философски осмысливая происходящее, надо иметь в виду, что единой, общей для всех реальности просто не существует.

Воспринимаемый нами мир есть уникальный продукт творчества каждого отдельно взятого мозга, пропускающего входящую информацию через фильтры психофизиологических матриц. Таким образом, восприятие представляет собой процесс узконаправленной селекции.

Известно, что в основе журналистики, лежат такие виды деятельности, как сбор и анализ информации. Любой анализ представляет собой процесс расщепления данных и создание на основе этих фрагментов новой модели реальности.

В советское время газеты и журналы назывались не СМИ, а СМИП, но потом слово “пропаганда” исчезло из наименования, как бы утверждая появление новых медиа.

Однако журналист, продающий свой труд, при любом строе занимается не чем иным, как пропагандой и агитацией, поскольку зависим от нанимателя, а тот в свою очередь – от власти капитала в той или иной его форме, включая формирование общественного мнения.

Пропаганда, согласно Википедии, это публикация неполных или субъективных сведений с целью повлиять на мнение читателя. С этой точки зрения, всё выкладываемое в сети, включая страницы ведущих мировых изданий, даже простая статистика, – остаются по своей сути пропагандой с набором тех или иных определённым образом выстроенных данных.

Беда не в том, что публикуемое на страницах сетевых СМИ, представляет собой пропаганду, а в том, что большая часть этих сведений есть не что иное, как растиражированный плагиат, или проще говоря, копии данных, почерпнутых из единого источника.

Если вы обратитесь к данным о пиратском софте, то обнаружите, что значительная доля “хакерских штучек” в сети приходится на долю российского интернета, хотя процент пользователей здесь не столь велик как в Китае, Японии и США.

Некоторые блоггеры утверждают, что это связано с советскими традициями подпольного свободолюбия и выраженной диспропорцией между уровнем доходов и образованием населения.

Как бы то ни было, но переложение иноязычных текстов на русский и преподнесение их от своего имени выглядит как излюбленный способ многих российских пользователей заявить о себе.

Самой первой известной миру книгой была Алмазная Сутра Древнего Китая, состоявшая из пятиметровых свитков. Сейчас вы можете сотни томов библиотек носить с собой на прогулку в электронной книжке.

Не только труд журналиста, но и труд писателя, редактора и корректора в условиях все возрастающей популярности электронных книг и поголовного копирования данных значительно обесценился.

Некоторые региональные издательства легко принимают к публикации книги, представляющие собой переводы с английского и компиляции материалов из нескольких источников, выдавая их за оригинальные труды безвестных российских авторов.

Степень достоверности тех или иных сведений соотносится в сознании потребителя с “маркой” издания. Громкое имя, в свою очередь, это результат повторений.

На рынке СМИ выходят в лидеры те издания, которые могут обеспечить многократную повторяемость своего имени, как при рекламе стирального порошка или жевательной резинки на телевидении. Рекламная трескотня – это что-то вроде вируса, проникающего в подсознание даже скептически настроенных потребителей.

Именно в самой природе новых медиа заключена причина сокращения в сети уникального контента и увеличения информационного шума.

Натуралистам известен такой феномен, как коллективный интеллект, управляющий сложным поведением птиц, пчёл и муравьёв, способных обмениваться информацией как бы по воздуху и действовать в интересах всей популяции.

Между членами одной семьи и малых социальных групп нередко существует нечто вроде телепатической связи. Любая мысль, приходящая нам в голову, представляет собой продукт коллективного творчества не одного десятка людей.

Известно, например, что компания Майкрософт, как монополист рынка операционных систем, не смотря на проколы последних лет, исчисляет свои прибыли астрономическими цифрами.

Однако Windows является продуктом гласного и негласного сотрудничества миллионов людей, которые покупают компьютеры и регулярно получают обновления, обеспечивая Microsoft обратной связью безо всякого вознаграждения. Гигант Google получает несколько миллиардов запросов каждый день, и именно благодаря тому, что пол населения планеты взаимодействует с ним, его мощь и возможности растут.

На примере онлайн-журналистики, как передового крыла современных СМИ, видно, как стирается грань между индивидуальным и общим, и каждый из нас вносит посильный вклад в общую копилку достижений человечества, не требуя себе за это особых наград.

Когда я размышляла над печальным фактом, почему при приёме на работу рядового сетевого журналиста как в России, так и в странах Западной Европы, ему вменяют в обязанность писать слишком много и быстро за скромное вознаграждение, мне пришло в голову такое соображение. Обесценивание авторского труда связано с упрощением процесса публикации онлайн и увеличением темпов подачи материалов. Это приводит к явному снижению смыслового качества статей и к тотальному плагиаризму, или вторичности выкладываемой информации.
Мы живём на грани двух эпох, когда многие виды не только физического, но и умственного труда человека уже не могут соперничать с безошибочными операциями машин.

Если творчество – это создание чего-то нового, то величайшим творцом остаётся природа, никогда не производящая копий – ни травинок, ни планет, ни двух шерстинок одной кошки. Но в продуктах деятельности человека новое – это зачастую только ещё одна комбинация всё того же набора элементов. Поэтому в мире штампованных копий статья, написанная компьютером, выглядит вполне творческой. Большинство сетевых изданий нуждаются в быстром производстве поверхностно грамотных текстов – наполнителей, служащих обрамлением для новостного ядра, спускаемого вниз по пирамиде из единого центра. С задачей производства наполнителей гораздо успешней, чем автор, справилась бы какая-либо автоматизированная система по управлению контентом (CMS). Известно, что социальным катаклизмам прошлого часто предшествовали величайшие технические открытия, приводившие к автоматизации производства. Например, изобретение паровой машины и ткацкого станка, привели к обесцениванию ручного труда и последующей Французской революции.
Журналисту мало платят за заполнение страниц сетевых медиа потому, что эта функция по компиляции материалов, требующая от человека машинообразных качеств – уже подаётся программному обеспечению, и в скором будущем будет находиться в ведении роботов.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...