Мир дураков-1

Помещаю здесь эссе одного автора на тему об уме и глупости. Это попытка выстроить социально-психологическую иерархию на основе разделения людей на умных и не очень. Надо договориться об определениях, лежащих в основе классификации. Если считать, что ум – это способность так или иначе оперировать информацией, поступающей в мозг через слуховой, зрительный и другие каналы, то такая пирамида, на вершине которой находится «самый умный» индивид – способный, например быстро читать и запоминать – имеет один вид, но если согласиться, что ум – это нечто другое, скажем, способность мозга эффективно оперировать внутренней информацией – например, бесперебойно поддерживать процессы жизнеобеспечения организма, или если ум – это созидательная сила – которая оперируя ресурсами памяти создаёт новый интеллектуальный продукт, то условные пирамиды «умных и глупых» будут иметь другой вид. Другими словами, есть различные типы интеллекта, включая эмоциональный и социальный, и разделение людей по степени развитости умственных способностей целиком зависит от того, что принять за точку отсчёта.

К тому же, важно отметить, что индивидуальное сознание – это гелиоцентрическая система, где солнцем, наивысшим выражением морально-этических, социальных и эстетических идеалов является «я». То есть, вопреки поклонению авторитетам и высокой внушаемости, для индивида высшим мерилом ценностей, идеалом красоты, ума и одарённости всегда является он сам. Такой гелиоцентризм легче всего прослеживается у маленьких детей – идентифицируя образ родителя с собой – ребенок без малейшей тени сомнения заявляет, что его мать самая красивая и самая хорошая в целом мире.

Иными словами, другие кажутся нам глупее нас самих потому, что обзор интеллектуального ландшафта производится нами из той точки пространства, где мы находимся в данный момент сами.

Если же согласиться, что мозг и высшая нервная деятельность сравнимы по своим показателям с машиной – гораздо более хитроумной, чем величайшие изобретения человечества – то в этом случае есть смысл судить о мощности машины, о скорости и сложности проводимых ею операций – как при оценке достоинств компьютера. Тогда врождённый дар к тому или иному виду деятельности, включая аналитические способности, запас энергии, умственную гибкость, концентрацию, объём памяти, скорость нервных процессов – дают те преимущества, которые позволяют судить об умственном превосходстве.

Сознание, помимо ощущения присутствия, представляет собой постоянный внутренний разговор с самим собой. Один голос внушает нам те или иные соображения по поводу якобы происходящего вокруг (все видимое и слышимое – лишь конструкция, созданная нашим мозгом), а другой вступает с оракулом в спор. Человеческие существа не слышат и не хотят слышать ничего, кроме этих внутренних дискурсов, поскольку это их библия и кино. Даже будучи уверенными, что они с интересом внимают другим, на самом деле они слышат и понимают только то, что говорит им их «я» и что уже содержится в их опыте. Уверяют, что занятие онанизмом вредно для духовного здоровья, в действительности же партнеры, совершая сексуальный акт, производят манипуляции лишь с образами вожделения, созданными их собственным сознанием, используя для этих целей чьё-то тело – точно также как они используют руку для поглаживания себя ниже пояса. Беседуя с другими, они слышат и понимают только себя.

Поиск истины требует уединения – отшельничества, тюремного заточения или эмиграции, поскольку в условиях городов и скученности – человеческие персонажи не столько поддерживают и питают, сколько отравляют и подавляют друг друга своими испарениями и вибрациями. За страхом одиночества стоит иллюзия полезности всякого общения, непонимание того, что в компании друзей, на вечеринке или в коллективе – человек ещё более одинок, чем на необитаемом острове. Ни одно уединение не губит и не является полным, пока живое существо мыслит – то есть ведёт монолог или диалог с самим собой, так как это является прообразом его взаимодействия с другими людьми, формой общения. Действительное же уединение – это отсутствие внутренней речи, или кома.

Если разделяя людей по интеллектуальному ранжиру, рискуешь соскользнуть в субъективные интерпретации, целиком основанные на личном опыте – по своей сути в высшей степени случайном – то в определении типа нервной деятельности как будто не кроется никакого подвоха, поскольку нет темперамента плохого и хорошего, и каждый имеет своих представителей среди духовной элиты человечества. Однако между типом нервной деятельности и особенностями когнитивных функций существует тесная взаимосвязь, поэтому если скорость психических процессов (находчивость, сообразительность, сметливость) их сила (выносливость, энергия, стабильность, страстность, рвение), а также степень восприимчивости к психическим стимулам (чувствительность) – поддаются сравнительному анализу, то поддаются сравнению и умственные достоинства с ними связанные.

Далее: в животном мире все существа подразделяются на классы. У высших животных более высокоорганизованная нервная система и органы восприятия. Например, у дождевого червя вообще нет глаз, а некоторые виды птиц наделены исключительным зрением. Прослеживая пищевые цепочки, можно судить о низшем и высшем на основе степени сложности системы и её рафинированной уязвимости.

Честно признаюсь, на меня, также как и на автора этого эссе, как впрочем и на великоуважаемого Артура Шопенгауэра, большинство окружающих меня персонажей производят гротескное впечатление не только более грубых, примитивных и недалёких существ, но и в значительной степени внутренне деформированных и видящих в этом своём уродстве нравственное, эстетическое или умственное достояние. Близкое знакомство с ними повергает в горестное недоумение, ранит, причиняет страдания. Такое восприятие социальной реальности возможно весьма характерно для индивидов шизоидного (не путать с шизофреническим) типа личности с высокой психо-эстетической пропорцией чувствительности. Здесь на психологической шкале крайней чуткости и холодности (тупости), тончайшей эмпатии и чёрствости, превосходных аналитических способностей и дегенерации расщеплённого сознания – возможны проявления самых причудливых комбинаций. Такие субъекты часто демонстрируют склонность к уединению, прогулкам на природе, философским умствованиям, нравственным исканиям и психологическому анализу, а также литературному творчеству (Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Фридрих Ницше, Артур Шопенгауэр, Герман Гессе). Как я уже отметила, свойство бесконечности таково, что любая его точка может быть центром вселенной. С точки зрения Я-центра, все планеты (индивиды) что вращаются на своих орбитах вокруг и находятся на периферии моего сознания – доступны лишь частичному обозрению из-за своей слабой освещённости и удалённости, и это приводит к высокому уровню искажений и ложности суждений.

Александр Бурьяк
Дураковедческое эссе

Когда я начал сочинять этот опус, я не знал еще ни одной книги на эту тему. И я даже не имел представления, насколько дурак я сам. В процессе работы выяснилось, что проблема глупости мучила не одного меня, и многие великие люди уже оставили потомкам свои грустные размышления по этому поводу.
“Errare humanum est” -“Человеку свойственно ошибаться”. Быть дураком – это очень человечно. Дурак – это и есть нормальный человек. А умный — это отклонение. Но если дурак – это “нормальный человек”, то почему слово “дурак” является оскорбительным? Из всех значимых качеств человека ум – самое неочевидное.
Мускулы можно пощупать, красоту лица увидеть, здоровье определить посредством несложных процедур. Лишь с установлением наличия ума есть значительные трудности. Так называемые интеллектуальные тесты – скорее, для ранжирования дураков, чем для выделения умников.

Что есть глупость

За глупостью может стоять слабая мощность и быстрая утомляемость мозга, нехватка знаний или неэффективное их использование, малая тренированность в решении сложных проблем, отсутствие врождённых задатков, застревание на ложной парадигме мышления, нацеленность на один или нескольких узких классов задач, плохие интеллектуальные привычки.
Исправима ли глупость? У здоровых людей ее можно вытравить хотя бы частично, но делать это очень трудно, а главное – никому не нужно: чрезмерного дурака можно заменить на дурака нормального, каких полно, а от умных и без того хлопот больше, чем надо.
Честный человек ввязался в политику, и ему проломили череп на демонстрации, а хитрый отсиживался дома и получил хорошую должность. Здорового призвали в армию, и он погиб на войне. А больного забраковала медицинская комиссия, и он выжил. Таков мир дураков. Наиболее благоприятные условия в нем – для обладателей средних качеств и среднего ума.

Дураки и ложь

Ложь – духовная пища дураков. Правда ими трудно воспринимаема. К тому же от правды у них обычно случаются неприятности. А вот когда они поглощают ложь, тогда у них все в порядке. Обман, упрощения, фикции – тот цемент, которым скрепляется конструкция мира дураков.
В обществе дураков эмпирически сложилась и поддерживается система удобных фикций. Дураки стремятся к ложным целям, но направление иногда получается нужное – во всяком случае, не худшее из возможных: если общество не погибает, значит, фикции выбраны верно.
Не следует жалеть дураков, страдающих от избытка бед: большую часть своих проблем они создают сами, а также подбрасывают их друг другу или придумывают общие – на всю дурацкую братию. Человеческий мир существенно абсурден, потому что умники не успевают пресекать инициативы дураков и исправлять их последствия.

Дураки и власть

Средние и даже минимальные способности и подготовка достаточны для исполнения всех функций руководства. Власть обычно не принадлежит умным, хотя они могут лучше продумывать способы ее захвата. Если умный временно прорывается к власти, он все равно вынужден применять ее на дурацкий манер. В мире удается реализация лишь тех больших проектов, которые рассчитаны на массы. Дураки правят этим миром. Умные обычно застревают где-то в нижней трети социальной лестницы. Нередко они и вовсе избегают высовываться — ради безопасности.
Дураки вполне могут долгое время существовать без умных — под руководством менее глупых своих собратьев, паразитируя на тех достижениях, которые обеспечили им умные.
Умники вовсе не составляют “интеллекта нации”, так как далеко не все из них входят в число лиц, принимающих решения или вырабатывающих широко распространяемые идеи. Зато в число указанных лиц входит множество бойких поднатаскавшихся дураков.
С повышением ранга руководителей происходит снижение интеллектуального потенциала, уровня культуры, профессионализма. Имеются, однако, обстоятельства, компенсирующие эту тенденцию. Первое — наличие огромных штатов помощников, референтов, заместителей, а также эксплуатации различного рода учреждений. Причем чем выше ранг руководителя, тем больше группа поддержки. Например, доклады, читаемые крупными руководителями, составляются сотнями квалифицированных людей. Сами руководители, читающие свои доклады по бумажке, не только не способны их написать, но также и толком в них разобраться.
Причины того, что власть находится по преимуществу в руках дураков:
1) редкостность умников: когда возникает необходимость в поддержке, то обычно ни одного умника не оказывается рядом;
2) неудобство положения умников среди дураков: дополнительные издержки на маскировку; неспособность выглядеть для дураков вполне своим;
3) абсурдность склада мозгов у многих умников: их неспособность положительно проявлять себя в обычных практических делах;
4) существование псевдоумников (псевдоинтеллигентов); продвигаемых во власть добропорядочными дураками;
5) отток умников в неначальственные виды деятельности: исследования, проектирование, теоретизирование, художественное творчество и т. д.;
6) состояние здоровья многих умников, затрудняющие им продвижение в лидеры (ум зачастую развивается как компенсация каких-то невыигрышных качеств).

Ум и психическая ненормальность.

У умных – свои психические проблемы, у дураков – свои. Бывают сумасшедшие дураки, бывают сумасшедшие умники. Впрочем, “сумасшедший дурак” звучит плохо, потому что человеку надо иметь прежде всего ум, чтобы с него сойти. Дураки заболевают головой из-за неспособности “переварить” трудности своего положения, умники – из-за постоянного травмирования их дураками и из-за перенапряжения в умственной работе.
Аллан Кардек (“Книга духов”, Введение, XV):
“Да знают ли, сколько безумцев и маньяков было произведено математическими, музыкальными, философскими и другими исследованиями? Работами физическими люди калечат себе руки и ноги, кои суть орудия материального действия; интеллектуальными работами люди калечат себе мозг, коий есть орудие мысли. Любой вид чрезмерной умственной деятельности может повлечь за собою сумасшествие: науки, искусства, самая религия поставляет свою долю в дома умалишенных.”

За тронувшихся умников нередко принимают психически больных “работников умственного труда”, особым умом не отличающихся. Среди умных много психически больных, но среди дураков таких гораздо больше. Их крайние представители – олигофрены, дебилы, идиоты – признанные объекты внимания психиатрии. Умный же – больше невротик, чем псих. Его раздражают окружающие. Он не живёт – он существует. Он изгой, “внутренний эмигрант”, несчастное существо из другой реальности, случайно заброшенное в этот мир дубиноголовых и не знающее, как из него выбраться.

Эразм Роттердамский (“Похвала глупости”, гл. XXXI): “Какие люди чаще всего налагали на себя руки, пресытившись печалями жизни? Не те ли, которые ближе всего стояли к мудрости?”
Можно выделить несколько уровней продвинутости. Первый вышесредний уровень довольно вреден для психики: достигший его человек раздражается несовершенством мира, жизнь его превращается в сплошную пытку. Он приобретает психическую болезнь и начинает жить “как все”, или накладывает на себя руки, или переходит на следующую ступень развития. Здесь человек проникается философским отношением к жизни: начинает спокойно относиться к глупости, становится добродушным, ироничным, спокойным, скрывает свое интеллектуальное превосходство. Этот второй уровень благоприятен для здоровья, но карьере не способствует. Третий уровень — это освоение искусства манипулировать дураками и гасить их инициативы «точечными» воздействиями.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...