Всё на продажу-2

wien-h-platz

В качестве продолжения разговора на тему о корреляции между средним уровнем умственного развития населения по региону и доходами, хочу добавить соображение о зависимости уровня творческих достижений личности от её внутреннего и внешнего благополучия.
Никто не станет отрицать, что мысль – это поток энергии. Чтобы породить идею, как отправную точку творческих достижений, человек должен обладать определенными запасами энергии. Состояние психических ресурсов индивида отражается как на телесном здоровье, так и на продуктивности его умственной деятельности. Не имеющие достаточного энергетического потенциала от природы или вследствие трудных жизненных условий, не могут произвести более или менее значительных духовно-интеллектуальных ценностей.

Правда заключается и в том, что даже написание этой заметки требует от меня определенных затрат энергии, которые я беру взаймы у самой себя, обедняя другие сферы своей жизни. Эти заборы тем более заметны, что я не получаю никаких видимых вознаграждений за свои инвестиции. Большая часть моих знакомых, вращающихся в обществе и занятых решением тех или иных насущных задач, считают такую деятельность бессмысленной. Обладая более скромными энергетическими запасами, они покрывают ею расходы по борьбе за существование. Именно практическое выживание и преследование социально-значимых целей кажутся большинству людей наивысшим мерилом человеческой состоятельности. Однако это только программа-минимум гомо сапиенса, не выходящая за рамки низшей ступени раскрытия его возможностей.
Фридрих Ницше в своей работе «Так говорил Заратустра» представлял каждого искателя истины в виде канатоходца, и пропасть, куда тот мог каждую секунду сорваться, была его собственным “я”. Образы Ницше обладают почти библейской символичностью. Никто не рождается сверхчеловеком, являя собой начала как животного, так и бога. Подняться над низшей ступенью, где царят только борьба за выживание и интересы тела, вот цель и предназначение существ высших, требующее от них приложения постоянных внутренних усилий.
Поэтому между сверхчеловеком, вознёсшимся над нищетой духа, и теми, кто наводняет палатки и киоски этого рынка жизни, находясь в зачаточной стадии духовного развития и лидируя в крысиных гонках – существует гораздо большая разница, чем между особями одного и того же вида в животном мире. Гомо сапиенс – это единственное живое существо на планете, которое в своей популяции содержит два подвида – человека и сверхчеловека.

Город – это гигантский супермаркет, где ваше любое телодвижение и каждый ваш вздох, каждый глоток воды, который вы пьёте, все ваши отправления вовлекают вас в акции потребления товаров и услуг. Здесь даже воздух покупается и продаётся, и хрупкому ростку надежды негде укрыться от виртуозов оболванивания и товарно-денежного энтузиазма продавцов и покупателей. Поскольку современное общество есть страна-утопия продажных радостей и алчной консумации, а также зависти, подсиживания, доноса и насилия, то тот, кто имеет мало денег, не являясь объектом охоты гиен в чулочках и шакалов в галстучках, прогуливается налегке, и вынужденный смотреть не на витрины, а на небо – выигрывает.

Самобытный автор пишет не ради дежурных комплиментов горстки случайных посетителей. Он делает это, чтобы приблизиться к истине через процесс рождения и оформления своей творческой идеи. Даже если он является единственным читателем своей книги, ни одна строка её не пропадёт. Являясь флюктуациями неуничтожимой энергии, мысли пополнят собой метафизическую сокровищницу абсолюта – верховного сознания, к которому имеют доступ все в моменты прозрений, и которое управляет эволюцией вселенной. Эта надличностная высшая духовно-интеллектуальная сфера может быть открыта каждому ищущему, вне зависимости от положения в обществе и обретения им признания. Более того, известность у широкой публики может указывать не на глубину и истинность таланта, а на причастность автора к коммодификации культуры.

Такие имена как Бетховен, Коперник или Лев Толстой – это лишь малая часть тех, кто мыслил и страдал, но оставшись неизвестными потомкам, внёс свой вклад в общее развитие. Как и Карл Юнг, я бы назвала эту сферу верховного разума – коллективным бессознательным. Коллективное бессознательное для меня – это некий метафизический континуум умственно-духовных достижений человечества, к которому имеет доступ каждый в состоянии катарсиса и экстаза, и которое определяет направление эволюции человеческого разума.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...