Дешевле, чем шлюха

Journalisten

Выдержки из книги немецкого журналиста Удо Ульфкотте «Продажные журналисты», 2014

(Udo Ulfkotte „Gekaufte Journalisten“. Wie Politiker, Geheimdienste und Hochfinanz Deutschlands Massenmedien lenken. Der Journalist Udo Ulfkotte schämt sich heute dafür, dass er 17 Jahre für die Frankfurter Allgemeine Zeitung gearbeitet hat. In diesem Buch erfahren Sie, in welchen Lobbyorganisationen welche Journalisten vertreten sind. Der Autor nennt Hunderte Namen und blickt auch hinter die Kulissen jener Organisationen, welche unsere Medien propagandistisch einseitig beeinflussen.)

В книге известного немецкого журналиста Удо Ульфкотте ярко описана ситуация в германских средствах массовой информации, погрязших в коррупции, взяточничестве и лжи. Скрытая реклама, проплаченные статьи и телепередачи, замалчивание одних и раздувание других фактов в интересах правящей элиты – таков инструментарий немецких «акул пера».

В рейтинге престижности профессий, с точки зрения простого гражданина, профессия журналиста занимает промежуточное место между профессиями политика и проститутки.

В немецкоязычном медийном пространстве журналисты сегодня по многим причинам относятся к наименее авторитетной части населения. И это отнюдь не случайно. Ибо они сами, своим упорным трудом на протяжении десятилетий, заработали себе столь жалкую репутацию. В борьбе за квоты и тиражи они так часто лгали, так часто искажали истину, что теперь им почти не верят.

Заокеанские тенета лжи

Сегодня нам известно, что журналисты уважаемых СМИ являются главной целью наделенных властью манипуляторов, стремящихся навязывать аудитории свое истолкование мировых событий. Так работают, в первую очередь, правительства США и израильтяне.

Очевидно, журналисты превосходно чувствуют себя в паутине американских и израильских групп влияния. Да еще и хвастаются тем, что дали запутать себя туда, гордо упоминая о своем «членстве» в крайне подозрительных кружках.

Если проанализировать, в каких лоббистских организациях состоят разоблаченные таким образом авторы, обладающие правом истолковывать (для нас и за нас) происходящие в мире события, то мы, в конце концов, выявим маленький кружок элитных организаций, существование и деятельность которых почти полностью замалчиваются СМИ. И тогда некоторые журналисты внезапно предстанут перед нами не как журналисты, а как актёры. Они лишь создают для читателей и зрителей видимость своей беспристрастности и независимости. 

Целая армия кажущихся, на первый взгляд, серьезными журналистов зарабатывает деньги, влияя на немецкие СМИ по заданию зарубежных заказчиков – например, якобы некоммерческих «трансатлантических организаций германско-американской дружбы». Их задача заключается также в том, чтобы удерживать представителей немецкой политической и медийной элиты от попыток создать духовный и идейный блок с Россией и следить, чтобы они продолжали следовать проамериканским курсом. 

Наши ведущие СМИ прямо-таки жаждут, чтобы трансатлантические элитные организации не только терпели их, но и принимали их в свои ряды. Причины этого исчезновения плюрализма мнений, единого для всех общего медийного продукта и все более крайней односторонности СМИ в освещении событий понятны лишь тому, кто знает, кем и как за кулисами формируются и направляются «информационные потоки». 

Эмигранты нужны для рабского труда

Однако сегодня мы, простые граждане, платим ведущим СМИ за то, что они нами манипулируют, не только высокую финансовую цену. Теперь мы расплачиваемся с ними еще и человеческой кровью. Ибо у наших ведущих СМИ ныне есть ясный образ врага – Россия. Злой русский, добрый американец – такова господствующая точка зрения. Фактически она является элементом психологической войны. В прошлом войны велись при помощи солдат, сегодня же, главным образом, при помощи СМИ. 

Как это может быть, что наши ведущие СМИ по-прежнему приветствуют массовую миграцию к нам из самых разных стран как «обогащение» нашей страны, хотя основная масса нашего населения предпочла бы хоть завтра (а еще лучше – уже сегодня) закрыть наши границы перед некоторыми мигрантами? Отвечаю: этого хотят промышленная и финансовая бизнес-элита, потому что массированный приток извне дешевой рабочей силы служит их интересам.

Однако важнейший вопрос, остающийся как бы на заднем плане, звучит так: кто в действительности правит Европой? Совершенно ясно, что не граждане ЕС. Ибо всё происходящее не имеет ничего общего с демократией. Это скорее иллюзия демократии, хорошо отрежиссированный обман чувств. Но если граждане ничего не решают, то кто решает за них? Может быть, некий картель по формированию общественного мнения, некая группа пользующихся наибольшим влиянием «тяжеловесов» промышленного, финансового и политического мира, которые, оставаясь за кулисами, тянут за невидимые ниточки и, при посредстве ведущих СМИ, управляют нашим сознанием, нашим мышлением?

Экспертные мнения покупаются и продаются

В Германии корреспонденты солидных газет, специализирующиеся на экономических вопросах, одновременно, в том числе и под псевдонимами, пишут для корпоративных газет фирм, которым также посвящают репортажи в качестве сотрудников своих собственных газет. А редакторы публично-правовых СМИ берут деньги от политических партий за то, чтобы на специальных курсах обучать политиков тому, как не подпускать к себе слишком въедливых журналистов. Все это сегодня считается чем-то само собой разумеющимся. Телеведущие, сообщающие нам новости экономики, в том числе и касающиеся положения тех или иных банков, в другое время выступают ведущими на мероприятиях, организуемых этими банками, получая за это от банков щедрую плату. Германия – купленная (и одновременно – проданная) республика. Нас круглосуточно забрасывают купленными истинами. Прежде всего, в области политики и экономики.

Действующие на территории Германии трансатлантические организации в 2014 году могли запрашивать и получать финансовую помощь от США, если немцы под их влиянием представляли проамериканские интересы – например, в вопросе соглашения о свободной торговле, на заключении которого настаивали США. Вы считаете это очередной безумной «теорией заговора»? Тогда вы должны перестать верить солидной газете «Вашингтон пост» и посольству США. Ибо они сообщали об этом в 2014 году. Согласно их сообщениям, за каждую хорошо подготовленную манипуляцию ведущими немецкими создателями общественного мнения в нашей стране посольство США платило от 5000 долларов (примерно 3670 евро) до 20 000 долларов (примерно 14 700 евро), в зависимости от степени важности тех представителей элиты, на которых оказывалось влияние. На момент написания моей рукописи американское посольство в Берлине разместило в Интернете формуляры, с помощью которых близкие к США немецкие организации могли подавать соответствующие заявки на получение денег в обмен на пропаганду среди немцев целей Вашингтона. 

Тогда я еще не знал, с каким презрением сотрудники секретных служб отзываются о журналистах. «Журналиста можно поиметь дешевле, чем хорошую шлюху, всего за пару сотен долларов в месяц». Редактор Филип Грэм из «Вашингтон пост» процитировал эти слова одного из агентов ЦРУ, рассказывавшего о готовности и о цене журналистов, соглашавшихся по заданию ЦРУ заниматься пропагандой в своих статьях. 

Как журналисты оплачивают свои виллы в Тоскане

Открою вам один секрет: при определенном поведении журналист – независимо от названных выше имен, фамилий и издательств – может достичь внушительного благосостояния. 

Вы никогда не удивлялись тому, почему так много «альфа-журналистов» наших ведущих СМИ владеют домами в Тоскане, в других привлекательных регионах Италии, Южной Франции или Испании?

Эта система хорошо «смазана» – и немало потребителей, не посвященных в ее тайны, все еще верит в существование системы «независимой» журналистики. Истина же такова: когда германско-американские «мозговые тресты», или «фабрики мышления», и фонды вручают премии якобы выдающимся журналистам, то они в действительности награждают премиями тех, кто особенно ловко распространяет среди ничего не подозревающих людей точку зрения этих трестов и фондов на происходящие в мире события.

 «Атлантический мост»

Председателем «Атлантического моста» является политик Фридрих Мерц (ХДС), являющийся также членом Трехсторонней комиссии – учрежденной Дэвидом Рокфеллером лоббистской организации. Заместителем председателя «Атлантического моста» является вице-президент германского бундестага Эдельгард Бульман (СДПГ), также одновременно состоящая в рокфеллеровской Трехсторонней комиссии – объединении, лоббирующем частные интересы финансовой олигархии. Вторым заместителем председателя «Атлантического моста» является бизнес-консультант Буркхард Швенкер. Казначеем «Моста» является Андреас Р. Домбре, немецко-американский банковский менеджер, партнер Ротшильда, занимавший прежде руководящую должность в «Бэнк оф Америка» и входящий сегодня в правление Германского федерального банка.

Близость «Атлантического моста» к политикам становится очевидной и благодаря тому, что ее теперешняя резиденция – разумеется, чисто случайно – расположена в доме по соседству с частной квартирой федерального канцлера Ангелы Меркель. Это подтвердила в одном из интервью одна из управляющих делами «Атлантического моста» – как и то, что и Ангела Меркель является членом данной организации. Кто же после таких откровений будет удивляться тому, что Ангела Меркель постоянно восхваляет в своих речах «Атлантический мост»?

«Атлантический мост» присуждает Премию Вернона А. Уолтерса. Эта премия вручается «выдающимся деятелям, имеющим особые заслуги в деле улучшения германско-американских отношений». 

Приложил руку у убийству миллионов людей

Вернон А. Уолтерс (1917–2002) был координатором секретных служб США за рубежом и оперативным руководителем ЦРУ. До конца своих дней он именовал войну во Вьетнаме, несмотря на погибшие в ней миллионы людей, «одной из самых благородных и самоотверженных войн, которые вели когда-либо Соединенные Штаты». С 1941 года Вернон Уолтерс служил в Вооруженных силах США, причем с самого начала занимал должности в военной разведке. Путем организации подрывных действий он принимал решающее участие во всех военно-политических кризисах второй половины ХХ века: войне в Корее (1950–1953), государственном перевороте против демократически избранного президента Мохаммеда Мосаддыка в Иране (1953), в действиях секретных служб по недопущению успеха коммунистов на выборах в Италии (1960–1962) и в кровавом военном путче в Бразилии (1964). Он был оперативным руководителем ЦРУ и в этой должности нёс ответственность за операцию ЦРУ «Кентавр», обеспечившую всестороннюю поддержку военного путча в Чили (1973) и в действиях по удушению «Революции гвоздик» в Португалии (1974). Его следы можно найти в сопряженных с большими человеческими жертвами операциях, направленных против демократических процессов в Анголе, Гватемале, Никарагуа, и многолетних нарушениях прав человека военными режимами в Южной Америке (операция «Кондор»), при которых сотни тысяч человек были убиты, похищены или подвергнуты пыткам. И в честь этого цэрэушника «Атлантический мост», постоянно умалчивающий обо всем упомянутом выше, сегодня называет присуждаемую им премию. А такие люди, как федеральный канцлер Ангела Меркель или шеф «Бильд» Кай Дикман, состоят в этой организации.

В действительности все эти трансатлантические организации заняты только одним – принятием мер, направленных на обеспечение поддержки действий НАТО. А во главе НАТО стоят США. Немцы же – лишь вассалы. 

Журналисты объясняют нам происходящее в мире, влияют на наше мнение, делают политику. Но кто объясняет происходящее в мире самим журналистам, кто влияет на их мнение и, тем самым, делает политику? Вне всякого сомнения, к числу тех, кто этим занимается, относится и «Атлантический мост». 

Раковые метастазы американского влияния

С момента окончания Второй мировой войны американские организации, лоббирующие интересы США, как раковые метастазы распространились по немецкой земле. В результате в правительстве Германии все чаще встречаются министры, обязанные своей карьерой покровительству «связок», зависимых от США. Да и журналисты, как мы с вами могли убедиться и убедимся еще не раз, используются в качестве духовных орудий организациями, лоббирующими интересы США.

Тот, кто полагает, что журналисты и издательства – милосердные, добрые самаритяне, верные своему призванию служить общему благу и святой, незапятнанной истине, занимается самообманом. И не понимает, почему журналисты в наше время, все более сложное в финансовом плане для их отрасли, становятся все более продажными.

Чиновники, берущие взятку в размере нескольких евро, считаются продажными. Их преследуют в уголовном порядке и увольняют. А вот среди журналистов взяточничество, продажность, считается чем-то само собой разумеющимся и даже считается элементом «хорошего тона». Ибо чем больше журналист позволяет себя коррумпировать, тем больше у него шансов подняться выше по карьерной лестнице.

В немецкоязычном регионе две трети журналистов продажны и считают это совершенно нормальным. Из 45 000 штатных и 40 000 независимых журналистов около 73 000 регулярно пользуются «скидками для представителей прессы». Иными словами: они требуют для себя преимуществ. Еще одна цифра, которой имеются подтверждения: 74 процента всех немецких журналистов охотно дают себя купить.

Евросоюз и игры в демократию

Так, например, ЕС платит журналистам за то, чтобы они в положительном ключе освещали происходящее в Брюсселе. Только немецкие журналисты втайне получили за это на сегодняшний день около полумиллиона евро. Чтобы получить доступ к этим деньгам, они даже подписали обязательство, гласящее, в частности: «Обязуюсь не причинять имиджу Европейского союза, его политики и его учреждений ни прямого, ни косвенного ущерба». Или, говоря открытым текстом: критические репортажи и статьи – нежелательны. И потому журналисты пишут в соответствии с заданным курсом. Естественно, за плату. 

Мы живем в огромном театре. Разыгрываемая в нем пьеса называется «Демократия». И, как мы видим, «свобода прессы», в которую играют на подмостках этого театра, тоже не более чем хорошо разыгранная иллюзия. Речь идет не только об оплате.

Продажность журналистов – замалчиваемая сторона жизни целой профессиональной группы. Другая замалчиваемая сторона – их близость к сильным мира сего. Почти все респектабельные немецкоязычные СМИ, как мы уже видели, имеют теснейшие связи с руководящими этажами политики и экономики. Своим клиентам – нам, простым гражданам, они об этом не рассказывают. На то есть веские основания. Ибо они коррумпируются и с этой стороны. И в результате получается то, что вызывает неприятие у все большего числа граждан, – укрепленная и манипулирующая дезинформация, служащая лишь интересам маленькой клики.

Трусость и лживость политкорректных авторов

Бывший народ поэтов и мыслителей превратился в народ жалких трусов. Свободомыслие, являвшееся в прошлом предпосылкой нашего благосостояния, считается сегодня чем-то неприличным. Все мы – жертвы организованной средствами массовой информации «промывки мозгов». Политкорректные журналисты, работающие под присмотром «внутреннего цензора», указывают нам, что и как нам думать, словно мы живем в условиях тоталитарной диктатуры. Быть политкорректными означает сегодня для нас, простых граждан, послушно глотать любую ложь, распространяемую в ходе «промывки мозгов» политиками и СМИ. 

Мы опутаны густой сетью, сплетенной из табу и требований политкорректности. Открыто затрагивать «запретные темы» нам строжайше запрещено. Малейшее подозрение в нарушении кем-либо правил политкорректности по гроб жизни превращает этого человека в глазах общества, в лучшем случае, в идиота или в маргинала-аутсайдера.

Это известно всем и каждому. И каждый обязуется в случае необходимости соблюдать, как в условиях диктатуры, предписанные правила, говорить и думать, как приказано. А на того, кто думает самостоятельно и выходит за рамки политкорректности, быстренько ставят клеймо злодея-«популиста».

В прежние времена людей публично казнили на рыночной площади. Сегодня этим занимаются СМИ, расправляющиеся со всяким, кто еще не желает соблюдать навязываемую сверху политкорректность. Со всяким, кто ставит под вопрос господствующее положение, занимаемое средствами массовой информации в нашей жизни и, тем самым, присвоенное ими себе эксклюзивное право определять, что хорошо, а что – плохо, расправляются без лишних церемоний, если орда политкорректных линчевателей еще не успела к тому времени подвергнуть его позорной казни средствами СМИ.

Совершенно очевидно, что в настоящее время СМИ назойливо «опекают» некогда столь свободомыслящих людей, живущих в немецкоязычном регионе. «Надзиратели от журналистики» диктуют людям, что и как им думать и говорить. Именно журналисты, в первую очередь, навязывают нам шаблонное мышление. Они загнали людей в клетку, полную всяческих страхов. 

Свобода только на бумаге

В Германии право на свободное выражение мнения гарантировано Основным законом. Однако немалая часть наших людей испытывает ощутимое социальное давление, которое может быть оказано на того, чьи взгляды отличаются от общепринятых. У все большего числа людей возникает ощущение, что нельзя больше откровенно высказываться о некоторых вещах. Они опасаются «пострадать из-за необдуманно вырвавшегося слова». Ибо за мнения, отклоняющиеся от общего, людей наказывают. Функционеры Политкорректности – журналисты, навязывающие людям убеждения, решают, какие темы должны обсуждаться, а какие – нет. О человеческом здравом смысле речь уже не идет. В принципе, в соответствии с требованиями Политкорректности все мнения, отклоняющиеся от единственно верного, должны быть осуждены как аморальные. Поэтому такие неполиткорректные мнения становятся уже не предметом критики, а просто предметом ненависти. Противоречащего не опровергают, а просто принуждают к молчанию.

Новоявленные якобинцы единственно верного мнения, засевшие в помещениях редакций, ссылаются на то, что многие высказываемые мнения, отклоняющиеся от их собственного, единственно верного, якобы являются покушением на честь, приличия и достоинство. Тех же, кто высказывает в Германии подобные мнения, мгновенно обвиняют в «разжигании розни». Этого обвинения люди боятся. И потому в сегодняшней Германии свобода мысли существует только на бумаге. 

Ибо свившая себе в редакциях гнездо Политкорректность – не что иное, как современная форма цензуры. Запрет говорить то, что думаешь, и цензура породили жалкий конформизм.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...

Leave a Reply

Your email address will not be published.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.