Казнь распятием

drei-Kreuze

Распятие в еврейской традиции (Юрий Табак)

Казнь через распятие была хорошо известна евреям еще с глубокой древности. Этот вид казни употреблялся задолго до римлян и другими народами, в том числе персами, египтянами, ассирийцами, греками, о чём есть многочисленные свидетельства античных авторов. Сообщает об этом и Библия: так, согласно книге Эзры (6:11), в декрете царя Дария говорилось, что всякий человек, совершивший преступление против Храма и культа, «будет поднят и пригвожден (йитмехе) к бревну», то есть распят.

В Римской империи в случае особо тяжких преступлений (например, предательства) распятие могло применяться и к римским гражданам. Это обстоятельство еще более оттеняет трагизм смерти Иисуса, которая, в глазах большинства евреев-современников, свидетельствовала о бессилии его проповеди и подрывала веру в его мессианское достоинство, разделяемую лишь небольшой группой его первых последователей.

Именно поэтому распятие Христа (то есть машиаха, помазанника), по словам Павла, было для иудеев скандалон ту стауру — «соблазном креста» (Гал., 5:11).

Прежде всего, рассмотрим, была ли казнь через распятие чужда юридической и исторической практике самих евреев. Действительно, в библейском и талмудическом праве казнь через распятие не упоминается. В Торе за особо тяжкие преступления предусматривается побиение камнями и сожжение (Дварим, 13:10; Ваикра, 20:14). В качестве еще одного вида казни в Танахе фигурирует «повешение» (Берешит, 40:22; Эстер, 7:9), причем Тора предписывает повешение уже мертвого тела в качестве публичного наказания (Дварим, 21-23). В Мишне (Сангедрин, 7:1) говорится о четырех видах казни: побиении камнями, сожжении, удушении, обезглавливании.

И все же распятие евреи тоже практиковали. Во всяком случае, мы имеем недвусмысленное свидетельство об этом Иосифа Флавия (Древности, XIII, 14:2; Иудейская война, I, 4:6): Александр Янай в 88 году до н. э. распял 800 видных фарисеев. Существует еще одно свидетельство Иосифа Флавия — о распятии Яакова и Шимона, сыновей Иуды Галилеянина, прокуратором Тиберием Юлием Александром (46–48 годы н. э.), выходцем из еврейской семьи, племянником Филона Александрийского.

Кроме того, в позднейших еврейских источниках тала («вешать») используется взаимозаменяемо с еврейско-арамейским глаголом цалав («распинать»). Не случайно в Септуагинте фраза из книги Эстер «повесьте (талу) [на дереве]» (Эстер, 7:9) переведена как «распните (стауротэто)». И в Новом Завете глаголы стауроо («распинать») и креманнюми («вешать») используются взаимозаменяемо: в Евангелии от Луки об одном из разбойников, распятых вместе с Иисусом, говорится эйс де тон кремастентон («один из повешенных») (Лк., 23:39). Слово «повесили» применено и к распятому Иисусу — в Деяниях (Деян.,10:39) и в Послании к Галатам (Гал., 3:13).

Поэтому, когда в раввинистической литературе встречаются сообщения о казнях через повешение, не всегда легко понять, о каком именно наказании идет речь — повешении (распятии) живого человека или же выставлении трупа на всеобщее обозрение.

Однако во внеалахической еврейской традиции имеются и прямые указания на практику повешения (распятия) живых людей: так, в Таргуме на книгу Рут (1:17) вместо одного из четырех традиционных мишнаитских способов казни фигурирует «распятие на кресте». Чем объяснить такие расхождения в законодательстве? Возможно, мы имеем дело с многообразием ранних правовых традиций Устного закона, лишь часть из которых впоследствии вошла в Талмуд.

Новый импульс спорам о практике распятия (или повешения) живых людей в еврейском мире придало опубликование кумранских рукописей. Согласно «храмовому свитку», за наиболее тяжкие преступления человек должен подвергнуться повешению, причем заживо: «Повесишь его на дереве, и он умрет» (11Qtemple_a). Арамейский вариант завещания Левия (4QapocrLevi_b) прочитывается некоторыми исследователями так: «Не покарай лишенного сил посредством повешения, и гвоздь не приближай к нему». Но, к сожалению, все перечисленные фрагменты испорчены, в текстах присутствуют многочисленные лакуны, и любое их прочтение может носить лишь гипотетический характер.

Особое значение в этом смысле имеет сравнительно хорошо сохранившийся фрагмент комментария на книгу пророка Наума 4QpNah, в котором прямо говорится о человеке, который «вешал живых людей» (йитле анашим хаим). Большинство исследователей согласны, что речь в этом комментарии идет именно об Александре Янае, который фигурирует в кумранском произведении под именем «яростный молодой лев». Таким образом, подтверждается как практика повешения заживо (распятие), так и достоверность свидетельства Флавием.

Остается, правда, вопрос, имеем ли мы дело с устойчивой традицией или же распятия у евреев были исключительным явлением. В пользу второго предположения говорят известные нам законы о повешении уже мертвого тела, а также возмущение Флавия поступком Яная (Древности, XIII, 14:2). Увы, рукопись комментария на Книгу Наума как раз после фразы «вешал живых людей» испорчена (отсутствует несколько слов). Подавляющее большинство ученых, исходя из вышеприведенных соображений, восстанавливают лакуну следующим образом: «что не делалось прежде в Израиле» ([ашер ло яасе]­ бисраэль ми-лефаним). Такое прочтение дает нам еще одно подтверждение исключительности распятия у евреев. Однако выдающийся израильский исследователь Игаэль Ядин восстанавливает лакуну прямо противоположным образом: «что делается в Израиле издавна» ([ашер яасе кен] бисраэль ми-лефаним), — связывая содержание стиха с законами «храмового свитка» и утверждая, что распятие — традиционный в Израиле вид казни. В любом случае, представляется несомненным, что распятие имело место в еврейской традиции, хотя и неясно, в еврейском ли мире в целом, у каких-то определённых течений внутри еврейства и на каком историческом этапе.

 Источник: https://strukova-mv.livejournal.com/97261.html

Смерть при распятии. Взгляд судебно-медицинского эксперта Туманова Э.В.

Осуждённого к смерти посредством распятия подвергали бичеванию. С этой целью с него снимали одежду и привязывали за руки к столбу. Затем его пороли короткой плетью, которая состояла из рукояти, к которой были прикреплены кожаные ремни разной длины, в концы которых были вплетены куски свинца, а по длине – зазубренные фрагменты костей.

Удары плетью наносились одним или двумя исполнителями наказаний по спине, ягодицам и бедрам осужденного. Избегали только наносить удары в проекцию сердца, потому что это могло привести к преждевременному наступлению смерти. Последствия такого бичевания были поистине ужасающими. В местах ударов ремней кожа разрывалась, а подлежащие мягкие ткани размозжались.

В то же время, бичевание, вызывая обширные повреждения мягких тканей спины, не могло привести к значительной кровопотере, так как не приводило к повреждению сколь либо крупных кровеносных сосудов. 
Согласно одному из способов для распятия, осужденного клали на спину с руками, распростертыми вдоль перекладины, после чего их прибивали к ней кованными четырехгранными гвоздями, которые достигали 13 – 18 сантиметров в длину и около 1 см в поперечнике, либо привязывали веревками.

Затем перекладину вместе с пригвожденным к нему человеком поднимали с помощью особого рода вил и помещали на заранее вкопанный в землю вертикальный столб.

После этого ноги распинаемого несколько сгибали в коленях и прибивали к столбу гвоздями. Для этого их ему либо складывали таким образом, чтобы одна стопа покрывала другую, после чего через обе стопы разом вбивали один гвоздь, либо прибивали гвоздями каждую стопу по отдельности.

При прибивании к кресту на уровне середины ладоней, кисти рассекались и срывались с гвоздей при нагрузке. В случае, если гвоздь забивался в расположенное между трехгранной, головчатой и крючковидной костями запястья, пространство Десто полностью отвечает требованиям, руки распятого надежно удерживалось на кресте независимо от его массы тела.

Было выдвинуто предположение, что смерть при распятии наступала вследствие удушья. Вдох осуществлялся только за счет диафрагмы, что постепенно приводило к развитию выраженного удушья, от которого он в конечном итоге распятый человек и погибал.

Такое состояние продолжалось многие мучительные часы. Римский историк Ориген писал о том, что видел распятого, который прожил всю ночь и следующий день. Пример, когда три распятых еврея оставались живыми на кресте в течение трех дней можно найти в сочинениях Иосифа Флавия (Иосиф Флавий Древности XIV). 

Для того, чтобы сократить время мучений распятых на кресте, существовал обычай, который применялся в тех случаях, когда по каким-либо причинам принималось решение ускорить наступление смерти осужденных.

В ходе скелокопии распятым молотом перебивали кости голеней, после чего тело осужденного лишалось точки опоры и повисало на руках. В этих условиях быстро наступало перерастяжение грудной клетки и удушье наступало значительно быстрее.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.