Смерть искусства

Мне уже приходилось писать о том, что думать о смерти и понимать на уровне чувств, что однажды, и возможно скоро умрёшь, вовсе не означает быть несчастным. Дорожить каждой минутой существования, где смерть и жизнь таинственным образом связаны и неотделимы друг от друга, является, быть может, самым здоровым и оптимистическим подходом перед лицом невзгод и испытаний.
Ещё в начале 19 века Гегель в своих берлинских лекциях говорил о смерти того искусства, которое являлось для него воплощением красоты и истины. Заявляли о себе новые формы художественного отражения реальности, включавшие в себя не только прекрасное, но и безобразное. Смерть искусства в этом смысле означала видоизменение представления о том, что такое искусство вообще.

Я пишу именно о том феномене смерти искусства наших дней, которое включает в себя как изменение традиционных представлений о сущности искусства, так и социальный аспект творчества – положение художника в современном обществе, как первопричина его творческого бесплодия.
Рассмотрим такой вид искусства как фотография, так как мне известны жизненные обстоятельства нескольких представителей этой уходящей в прошлое профессии.
Типичным для работодателей в сфере медиа, а также для сотрудников служб занятости и социальных работников, является утверждение, что труд фотографа не стоит ныне ни цента.
Победное шествие прогресса привело к совершенствованию инструментов для записи визуальной и аудио информации на электронные носители, к широкой доступности фото и видеокамер различной степени точности. Результатом бурного процесса развития технологий стал кризис в сфере масс-медиа, переживающих грандиозную девальвацию ценностей.

Цифровое фото и фильм обесценились благодаря своей исключительной дешевизне, и перестали быть документами высокой достоверности из-за открытости компьютерным манипуляциям. Бумажная продукция, как расточительно дорогая, уступает место чтению с монитора. Всё больше людей не покупают книг и газет, черпая всю им необходимую информацию из интернета.
В сети как грибы после дождя возникают тысячи онлайн изданий, для которых, казалось бы, цифровая фотография могла бы быть широко востребованной. Но так же стремительно растёт количество фотобанков, скупающих оптом продукцию любителей со всех концов света, лишая куска хлеба фотографа и фоторепортёра на местах. Редактору выгодней покупать снимки в агентстве, чем оплачивать труд своего собственного фотографа.

Поскольку владение цифровой камерой не требует глубоких познаний, редакции готовы привлекать для своего бизнеса людей со стороны. Фотография принадлежит к тому виду искусства, где счастливый случай и возможность сделать редкий кадр играют колоссальную роль. Именно поэтому газеты, когда им нужен репортаж, ориентируются на любителей и людей свободных профессий, открытых счастливому случаю вне стен редакций.

Фотосалоны с традиционной специализацией «портрет», терпят всё большее разорение. Проблема в том, что световое оборудование и оплата ренты требуют инвестиций, и это отражается на цене того снимка, который вы в этом салоне закажете. Портрет почти такого же качества можно сделать бесплатно на природе в ясный день хорошей цифровой камерой. Разница в качестве фотографии, изготовленной любителем и профессионалом, заметна в основном в «высоких» областях, обслуживающих глянцевые журналы и телевидение, где уровень конкурентной борьбы слишком высок. Там востребованы не только природные способности человека с камерой, но в основном и его капиталы, необходимые для технического оснащения подобных разорительных увлечений. Также как и в любой иной сфере человеческого общества, здесь всё схвачено и находится в руках горстки посвящённых людей.

Но, даже принимая во внимание эти обстоятельства, нельзя сказать, что труд фотографа вообще ничего не стоит, как уверяют чиновники разных мастей, видящих в возможности лишить человека его профессионального достоинства соблюдение своих собственных узконаправленных интересов. Послать бы всех этих художников на перевоспитание туда, где Макар телят не гонял, как во времена китайской культурной революции! Как может ничего не стоить труд, на который затрачено время и усилия? Труд, который требует наличия дорогостоящих орудий труда, а также определённого запаса умений и знаний?

Есть много людей, считающих своей работой вещание. Они хотят вещать на разные темы, быть в центре внимания и получать за своё удовольствие немалые деньги. Это так называемые консультанты, преподаватели, руководители. Другие делают карьеру, поддерживая своей суетой нормальный ход бюрократической машины. Это секретарши, делопроизводители, работники социальных служб. Некоторые персонажи в элегантных костюмах считают своим долгом перекачивать деньги из одного кармана в другой и совершать другие денежные махинации. Это банковские работники. Вся эта армия хорошо одетых, сытых и живущих в благоустроенных квартирах людей ничего не производит, имея в виду не только материальный продукт, но и генерирование новых идей. Они получают деньги за бумаготворчество и колебания атмосферы, производимые их голосовыми связками.

Поговорим теперь о тех, кто согнулся под двойной ношей, и, находясь под угрозой вырождения, должен бы быть занесён в Красную книгу. Это представители творческих профессий, эмигрировавшие из стран бывшего социалистического блока в страны Западной Европы.
Если это мужчина, он, как правило, сидит на пособии или занят в областях, имеющих мало общего с искусством, если только не называть его, вслед за Шаламовым, артистом лопаты.
Если это женщина, то она может продвинуться по лесенке успеха до некоторых позиций за счёт влияния своего австрийского любовника или мужа, обслуживая его базовые потребности и давая ему использовать себя, как надувную резиновую куклу.

Всеми способами общество вопреки истине внедряет в наше сознание мысль о равенстве наших возможностей. Нас уверяют, что в условиях западной демократии каждый может взойти по ступеням социальной лестницы, стоит только ему этого захотеть. Что те, кто находится внизу, сами виноваты в своём положении, так как они недостаточно усердно трудились.
Идея, что богатые богаты заслуженно – оправдывает несправедливое распределение доходов. Если успех приходит только к тому, кто этого достоин по своим талантам и трудолюбию, то бедность и безработица – это порок. Действительно, неимущие и эмигранты частенько выглядят как особи вполне равные своему бедственному положению. Они бывают нередко неряшливо одеты, и производят впечатление людей, лишённых силы воли и чёткости мысли. Это есть не что иное, как психологическая адаптации к той ситуации, в которой они находятся, автоматическое принятие на себя образа, внушённого им другими.

Высвободиться из тисков условностей удаётся далеко не каждому. Происхождение и доход – это этикетка, наклеенная вам на лоб, сопровождающая вас повсюду, куда бы вы ни пошли, и даже за чертой жизни, в морге – она будет иметь вид бирки, прикреплённой к пальцу вашей ноги и разрешающей использование ваших органов в исследовательских целях. Вырваться из круга удаётся только единицам, наделённым исключительными способностями и исключительной смелостью, являющейся результатом психических травм и безграничного отчаяния.
Среди эмигрантов есть немало людей, которые обладая выдающимися способностями, либо погибли для искусства, либо борются с нищетой и продолжают идти своей стезёй ценой безграничных усилий.

Вот безработная Котя. Ей 49 лет, она родом из Болгарии. В юности она была балериной, и ей приходилось даже танцевать в Большом Театре в Москве. В Австрии она уже больше 20 лет, но ей ни разу не удалось устроиться куда-нибудь, где она могла бы использовать свои таланты и опыт. Котя больна алкоголизмом, и мечется между своим австрийским женатым любовником, и курсами по профориентации от службы занятости.
Вот грузчик Азамат. Ему 45 лет, он родом из Киргизии, художник по образованию и призванию, выпускник Московской художественной академии. В Австрии он не раз выставлялся, и даже просиживал в прошлом со своими картинами на главной улице Граца. Пил, женился и разводился, работал на подхвате то там, то здесь. Вернулся на постоянное проживание в Москву после 16 лет, проведённых в Австрии.
Вот Виталий – музыкант из Львова. У него с детства абсолютный слух. Учился, стал преподавателем музыкальной академии. Провёл в Граце несколько концертов. На сей момент является уличным музыкантом. Сидит с шапкой для милостыни на углу главной улицы, неподалёку от цыгана-гитариста, берущего только три аккорда, и потрясает округу фугами Баха на своём аккордеоне.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...