Движение разума

oryol-kirche-2015
Множественность наших «я»

Духовные учителя прошлого указывали на то, что сознание человека не является единым и неделимым вместилищем разума. Оно состоит из множества отдельных “я”, похожих на соты, или на мозаику из осколков стекла. Наше внимание, подобно лучу фонарика в кромешной тьме гигантского хранилища перемещается с объекта на объект. Тот предмет, на который упал луч света, становится центральной темой внутренней жизни и объектом идентификации. Один из тысяч артефактов, вырванный из архивов памяти инструментами разума, отождествляется с нашей личностью во всей её полноте и всех её ипостасях.

Сознание не задерживается на одном предмете дольше десяти-двадцати секунд. Это похоже на то, как видит окружающее наш глаз. Зрачок постоянно хаотически движется, чтобы совокупность точек отражения дала наиболее полное представление о рассматриваемом объекте.

Индийский гуру Раджниш Ошо, высказывания которого в разных комбинациях усиленно печатают российские издательства, делающие деньги на популярной эзотерической литературе, благодаря простоте и универсальности её истин, говорил, что сознание человека похоже на обезьяну, прыгающую с ветки на ветку.

А основоположник духовного учения Четвёртого пути Пётр Успенский предлагал своим ученикам проводить эксперименты с секундной стрелкой. Им надо было следить за этой стрелкой, стараясь не допускать в голове ни одной мысли, кроме сознания, кто они есть и где находятся. Успенский говорил о двух минутах самовоспоминания, как пределе сознания.

Мне кажется, что подобно рассматриванию окружающего мира наружным зрением при помощи глаз, сознание, если подразумевать под этим словом всю совокупность умственно-духовной деятельности, – это рассматривание артефактов памяти внутренним зрением. Рассматривание есть движение внимания от одного объекта к другому.

При попытке остановить естественное движение зрачков, видимые предметы расплываются. Таким образом, формирование образа возможно только при постоянном движении зрачка или луча внутреннего внимания. Если остановить бег мыслей, сосредоточив внимание на внутреннем образе предмета, этот предмет теряет реальные очертания и растворяется.

Когда засмотришься на что-нибудь не мигая и впав в оцепенение, то не видишь деталей. Тогда ощущаешь лишь струящееся движение всего потока существования, видя, чувствуя и слыша не что-то определённое, а как бы всё сразу. Лишая сознание его подвижности и погружаясь в состояние присутствия, можно на миг познать всё таким, каково оно есть на самом деле, без фильтров и искажений ума.

Для меня легче всего удерживать ум статичным при задержке дыхания. Возобновление дыхания инициирует все естественные механизмы организма, а вместе с ними и сознание с мельничными жерновами ума.
Нирвана, которой достиг однажды Будда, поев питательной пищи после долгого поста и сев под деревом, означает остановку круговращения мыслей. Я думаю, что не только сознательный ум, но и большинство наших органов и систем работают по принципу вертящегося колеса. Ведь вдох и выдох представляют собой тоже единый круг.

Медитация является попыткой остановить естественное верчение колеса разума. Такое верчение является отражением круговых процессов жизнедеятельности всего организма. Поэтому ощущения, которые вы испытываете во время медитации, пытаясь затормозить движение сознания, дают наиболее верное представление о том, что произойдёт снаружи и внутри вас после вашей смерти.

Большинство людей в такие минуты испытывают чувство умиротворённости, гармонии, правильности всего происходящего и красоты. Поэтому самые успешные опыты медитации представляют собой репетиции смерти будничного сознания.

Все процессы жизнедеятельности и сознания похожи на колебания между да и нет, между бытием и небытием. Каждая клетка тела пульсирует между тьмой и светом. Умственная работа также представляет собой пульсацию и перемещение. Возможно, сознание человека пульсирует между обычной реальностью и реальностью иных измерений, как неоновая вывеска. И только благодаря памяти, у нас возникает иллюзия непрерывности происходящего. Ведь в кино мы видим непрерывное движение паровоза, но не видим промежутков между кадрами.

Живое существо – отнюдь не статичное твёрдое тело, а пульсация энергий, колеблющихся между разными мирами. Быть может, в моменты особенно ярких прозрений мы, вибрируя между светом и тьмой, остаёмся в мире иных измерений дольше обычного, прежде чем вернуться к нормальному круговому ритму жизни бодрствующих сновидцев.

Предопределение и свобода воли

То, что мы делаем, думаем и говорим, наш образ мыслей и поступки почти на сто процентов предопределены – во-первых, нашей генетической программой, лежащей в основе особенностей нашего характера, состояния здоровья и т.д., а во-вторых, – влиянием окружающей среды – природой, климатом, наличием источников пищи и энергетических ресурсов, экологией, а также обществом и культурой, формирующими наши ценности и убеждения.
Эти внешние, а также внутренние влияния столь всеобъемлющи, что не оставляют места для проявления нашей индивидуальной свободы воли. Человек в высшей степени зависим от внешних условий, а также от внутренних процессов своей жизнедеятельности, которых он не осознает. Он не может совершить ни единого поступка, который бы не был продиктован одной из программ его выживания или функционирования в обществе.
Согласно учению “Четвертого пути”, человек живёт в иллюзии, что он может силой своего разума и своих поступков внести реальные изменения в ткань жизни.

Проблемы возникают не от того, что человек в высшей степени предсказуем и зависим, а от того, что он приписывает себе и другим свободу воли – свободу контролировать происходящее и совершать судьбоносные поступки. На самом деле член человеческого общества является автоматом или марионеткой, приводимой в действие ниточками множества условных связей и предпосылок.

В романе «Странная жизнь Ивана Осокина» молодой герой Успенского возвращается в прошлое силой волшебства, чтобы исправить ошибки, совершенные им в юности. Но это ему не удаётся, не смотря на то, что он сохраняет память о пережитом и может предсказать, что произойдёт. Вновь оказавшись учеником гимназии, Осокин не в силах изменить ничего в своей жизни, совершая те же поступки, что и раньше. Как мне кажется, глубинный смысл этого слабого в художественном отношении произведения гениального мыслителя заключается в том, что попытки изменить свою жизнь к лучшему тщетны, если мы не способны изменить самих себя. Ведь всё происходящее с нами является частью нас самих.

Мир как зеркало

Видимый нами мир является зеркальным не в переносном, а прямом смысле этого слова. Когда я гуляю в парке в хорошем расположении духа, то деревья, земля и небо отражают мои чувства и возвращают мне видение умиротворенности природы. На самом же деле это переживание порождено мной. Природа является лишь зеркальной поверхностью вроде стекла или глади озера, в котором отражаются облака или солнечный свет. Окружающие нас люди тоже отражают наши эмоции и намерения, как зеркала. Наши собственные вибрации возвращаются к нам неузнанными под маской хорошего или плохого расположения близких. Этот процесс отражения вибраций происходит у всех автоматически, не достигая сознания, и похож на процессы дыхания. Видимое нами есть в буквальном смысле мы сами.

Не только героям классической литературы, ищущим смысла в жизни, кардинально трансформировать себя не удаётся почти никому. Быть может, попытки изменить себя столь же тщетны, как и попытки сделать другими окружающих. Ведь никто не станет отрицать, что улучшить форму своего носа или глаз без помощи пластической хирургии нельзя. Точно так же изменить структурные основы своей индивидуальности без разрушительного вмешательства не удастся. Единственная перемена к лучшему, доступная каждому, связана с попытками осознания природы разума с его автоматизмами, и тонкой, незримой трансформацией самосознания.

Мы сами и всё, что с нами происходит, является как бы частью общего потока жизни, не поддающегося волюнтаристским намерениям по исправлению и улучшению. Наши недостатки и достоинства, все события нашей жизни как бы вплетены в ткань единого ковра существования, и чтобы изменить хоть один элемент этого ковра, нужно выткать ковёр заново.

Если бы я могла и хотела преуспеть за счёт своих идей, глубину которых могут оценить только находящиеся на одной со мной или более высокой стадии развития, я бы сказала, что всё описываемое мной в этом дневнике, является продуктом ченнелинга или подключения к сверхъестественному источнику знаний.

Георгий Гурджиев утверждал, что людям ничего не надо давать бесплатно, так как они могут оценить и реально использовать только то, за что заплатили.
Но я придерживаюсь мнения, что доступ к знанию должен быть открыт для каждого. Другой вопрос, что большинство людей, решая лишь насущные проблемы выживания или стараясь преуспеть в обществе, знать ничего другого не хотят.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...