Обсессии

haupt-graz

О механизме формирования навязчивых мыслей

Навязчивому анализу взаимоотношений подвержены личности одержимого типа. Обсессии возникают на фоне противоречия между критическим анализом реальных ситуаций и идеализированной концепцией любви, доминирующей в сознании индивида, склонного к перфекционизму. Концепция любви формируется лишь отчасти эмпирически на основе пережитого опыта
взаимоотношений с любящим родителем. В основном же она связана с духовным началом, и является воплощением того, к чему человек хочет приблизиться как к источнику света.

Это стремление слиться в одно целое с абсолютом –истиной наивысшего блаженства и абсолютной гармонии – характерно для всех человеческих существ, обреченных на пожизненные поиски совершенства.
Большую часть своей жизни человек спит – даже находясь в состоянии бодрствования. Во сне трудно разделять различные ипостаси своего «я». Идеализированные концепции любви наделяются плотью и кровью, становясь неотъемлемой частью действительности. Человек идентифицирует самого себя с этой идеализированной концепцией. Реальный же опыт взаимоотношений, часто горький и болезненный, он воспринимает как результат неэффективного взаимодействия с другими людьми. В этом заключена разгадка своеобразной слепоты человека по поводу собственных недостатков и исключительной зоркости по поводу недостатков других.
У интравертов, тонко чувствующих прекрасное и имеющих наклонности к теоретизированию, в сознании часто доминирует концептуальный образ гармонии. В сравнении с этим образом любой опыт конкретных взаимоотношений выглядит карикатурно.

Образ прекрасного предельно генерализован и имеет тенденцию доминировать в сознании. Он превращается в один из ведущих механизмов ментальной машины, многократно по ассоциации воспроизводимый при анализе событий тех или иных сфер жизни.
Интеллектуализация события приводит сознание в соприкосновение с этим образом. Одновременно образ идентифицируется с эмоционально значимым партнером и с особенностями его личности, таким образом, что внешний вид партнера, его запах, звук его голоса, все реалии взаимоотношений с ним – становятся триггерами для целой палитры интенсивных позитивных чувств, связанных с идеализированным образом и направленных теперь на вполне определенное лицо.
Отныне любое соприкосновение с прекрасным, с музыкой, литературой и искусством – возвращают сознание индивида к идеалу и к его воплощению в конкретном человеке.
Однако даже спящее сознание не может не заметить противоречия между безупречностью генерализованного образа и карикатурностью его реального воплощения.
Болезненность и кажущаяся неразрешимость этого конфликта порождают чувства напряженности и фрустрации. Навязчивая повторяемость мыслей о человеке, олицетворяющем образ, и навязчивый анализ опыта взаимоотношений с ним связаны с потребностью разрешить внутреннее противоречие, которое выглядит как несоответствие действительности идеалу, но на самом деле представляет собой конфликт внутри самого образа.
От сознания контраста между совершенством идеала и ущербностью его манифестации, в душе влюбленного человека наряду с переживаниями экстаза, нежности и благоговения, постоянно присутствуют чувства горечи, недоумения, разочарования, обиды и боли.
Взаимосвязь между элементами повседневной реальности и образом образуют замкнутый круг, который трудно разорвать. Можно только заменить один объект навязчивых мыслей другим, и запустить процесс по новой. Партнеры приходят и уходят, но концепция любви остается той же.
Любая случайно услышанная красивая мелодия, луч солнца, играющий в листве, запахи детства – все отбрасывает человека в зону притяжения Образа. Навязчивая повторяемость мыслей о взаимоотношениях быстро превращающаяся в ментальную привычку. Как курение или пристрастие к алкоголю, кофе или сладкому, привычка вызывать приятные ощущения определенными мыслями становится потребностью, и подобно зуду от укусов кровососущих насекомых, требует непрестанного внимания к себе. Думать негативно о партнере, порицать и анализировать его оплошности, одновременно с трепетом ожидая встречи с ним, становится насущной необходимостью перфекциониста.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...