Еврейский партикуляризм

vienna-statue

Еврейский партикуляризм, как причина античного антисемитизма.

Соломон Лурье, Антисемитизм Древнего мира, 1923

Наибольшим распространением и популярностью пользуется теория, по которой причиной антисемитизма в древности считается еврейский партикуляризм. Если вспомнить ту широчайшую терпимость, с какою относились греки эллинистической эпохи ко всем народам, исключая одних только евреев, то придется искать причины в том, что свойственно одним только евреям.

Уже Гекатей Абдерский, писавший в начале III в. и вообще не настроенный антисемитски, говорит о «чуждом человечности и враждебном к иностранцам образе жизни евреев».

Такое же обвинение бросают евреям видные антисемиты I в. до Р. X. — учителя Цицерона Посидоний Апамейский и Аполлоний Молон. По мнению первого, «евреи — единственный народ в мире, относящийся враждебно ко всякому общению или сближению с другими народами, и считающий своими врагами все человечество» (fr. 25 R § 1). «Пришедшие в Иерусалим евреи, говорит, он, передали в наследство своим потомкам ненависть ко всему человечеству. С этой целью евреями были приняты законы, запрещающие иметь общий стол с иностранцами и вообще относиться к ним сколько-нибудь благожелательно» (там же § 2).

Равным образом, и Аполлоний Молон подчеркивает нежелание евреев допускать в свою среду не-евреев и вообще общаться с людьми инакомыслящими и соблюдающими иные обычаи (fr. 27 F R.).

Лисимах уверял, что уже Моисей запрещал евреям проявлять сочувствие к иноплеменникам (fr. 59 R § 4); Апион сообщал, что все евреи дают в этом особую торжественную клятву (fr. 63 D § 4 ) и что такая же клятва произносится ими во время ритуального убийства греков (там же, § 3). Филострат, писатель III века по Р. X., автор жизнеописания Аполлония Тианского, говорит, что евреи «далеки не только римлянам, но и всему человечеству . . . Эти люди, измыслившие обычаи, запрещающие общение с другими людьми, дальше отстоят от нас, чем Сузы, Бактра и даже, чем живущие за этими странами Индусы».

Точно так же и Тацит (Hist. V, I) характеризует евреев таким образом: «В отношениях друг с другом они отличаются ненарушимой верностью слову и живейшим милосердием. Но ко всем другим людям они пылают враждой и ненавистью».

Объяснять античный антисемитизм какими-либо временными, случайными причинами или причинами, лежащими вне самих евреев, совершенно невозможно. Если везде, где только ни появляются евреи, тотчас вспыхивает и антисемитизм, и если антисемитизм есть совершенно «своеобразное явление», не имеющее никаких параллелей в отношении греков и римлян к другим национальным группам, то, очевидно, следует искать причину антисемитизма в самих евреях.

2. «Еврейская низость».

Выше я говорил уже о выработавшейся у евреев способности не реагировать немедленно, рефлексивно на наносимые им оскорбления. Такое поведение, с точки зрения древней морали, было недостойно человека; так поступать могут только рабы. Отсюда и пошло наименование евреев прирожденными рабами.

Так, Апион (fr. 63 D R § 5), говорит, что евреи постоянно были рабами того или иного народа, Цицерон (de provine, consnl. V, 10) называет евреев «народом, рожденным для рабства», Тацит (Hist., V, 8) именует их «презреннейшими из рабов».

В книге «Юдифь», проецирующей, как мы видели, в персидские времена обстоятельства греко-римской эпохи, оба эти обвинения вложены в уста персов: дважды евреи презрительно названы «рабами», а один раз даже «народом рабовъ, бежавших из Египта».

Таким образом, естественно, что эта особенность еврейского характера вызывала живейшее презрение со стороны греков. Так, из сообщения Иосифа Флавия мы узнаем, что Александр Янней не хотел брать к себе на службу сирийских наемников, вследствие врожденного отвращения сирийцев к евреям. Далее, как сообщает Плутарх (Anton. с. 36), римляне никогда не позволяли себе наносить оскорбления царственным особам и предавать их публичной казни: единственным исключением был еврейский царь Антигон, который был с позором проведен пред толпой и затем обезглавлен.

Следы такого отношения к евреям мы находим и в еврейской литературе этого времени. В «Юдифи» (823) мы читаем: «Мы будем рабствовать среди язычников и будем предметом насмешек и оскорблений для наших хозяев». В «Эсфири» Аман, придворный персидского царя, но по одной из версий македонянин (так называлось в Египте господствующее греческое сословие) хочет наказать Мардохая за то, что тот не воздал ему должного почета. «Но ему (Аману) казалось зазорным самому наложить руку на Мардохая, так как ему сообщили, к какому народу принадлежит Мардохай». Даже ударить «паршивого жида» — ниже достоинства высокородного македонянина! В псалме 69 (ст. 5) мы читаем: «Презирающих меня без причины больше, чем волос на моей голове». Поэтому евреи — любимая мишень для насмешек. Над ними издеваются, встречая их; они — любимый персонаж на подмостках мима.

Рабби Аббагу из Цезареи в Мидраш еха раббати, рассказывает, что язычники высмеивают евреев в театрах и цирках. Он рассказывает о всякого рода глупых и колких шутках и клоунадах, которые обычно можно слышать по адресу евреев со сцены мима. Филон рассказывает, что прибывший в Александрию еврейский царь Агриппа’ подвергся всевозможным оскорблениям и насмешкам, взятым из мима.

Отражение этих издевательств и глумлений мы находим в псалмах. «Нас презирают наши соседи; насмешками и руганью осыпают нас окружающие». «Все, кто меня ни встречает, насмехаются надо мной, презрительно поджимают губы и вздергивают голову», «Иноплеменники, слыша о нас, презрительно вздергивают голову». «Видя меня, они кричат: «Гы! Гы»!». «Многие смотрят на меня, как на чудище».

Презрение к евреям настолько вошло в обиход, что наименование еврея получило, наконец, нарицательное значение в смысле всего грязного, некрасивого: Так Клеомед, ругая Эпикура за его скверный стиль, говорит: «Его язык взят из самой гущи синагоги и толпящихся вокруг нее нищих: в нем есть что-то плоское, жидовское и ползущее по земле, как пресмыкающееся»

Марциал в одной из своих эпиграмм (V II, 30) хочет описать неразборчивость римской кокотки Целли. Она, не только отдается парфянам, германцам и т. д. «Нет! она доходит даже до того, что не брезгует объятиями обрезанных жидов!»

В виду привычки древних к образному мышлению понятие «грязный» в нравственном смысле скоро было перенесено и на внешний облик еврея, как сплошь и рядом и наоборот:

внешние физические недостатки, особенно изъяны на поверхности кожи, независимо от их происхождения, часто служат в древности признаком низости души.

Если Тацит (Hist., V, 5) говорит, что «еврейские обряды — нелепы и грязны» или если Рутилий Намациан называет евреев «скотами» (animal) и «непотребным племенем», то они еще держатся на рубеже этих смыслов; другие авторы и тот же Тацит в других местах говорят с презрением и о самой внешности еврея.

Относящиеся сюда свидетельства можно разбить на две группы: 1) жиды — вонючие и 2) жиды — паршивые. О дурном запахе, издаваемом евреями, мы впервые узнаем из эпиграммы Марциала (IV, 4), посвященной его другу Бассу, у котораго дурно пахло изо рта.

«Когда император Марк Аврелий проезжал по Палестине, часто в нем вызывали омерзение встречавшиеся ему вонючие и суутливые евреи, так что, наконец, он с огорчением воскликнул: «О маркоманны, о квады, о сарматы, наконец, я нашел народ еще менее культурный, чем вы!».

Целая масса свидетельств обвиняет евреев в подверженности парше. Перевод этот, правда, неточен: в источниках чаще говорится, повидимому, о других’ накожных болезнях.

В «Исходе» (Exod. 9Э) мы действительно читаем: «И будут на людях и на скоте накожные воспаления переходящие в струпья, во всей земле Египетской… И сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте».

Правильно ли сложное об’яснение происхождения взглядов о еврейской нечистоплотности — нравственной и физической, которое мы дали выше? Не вернее ли будет предположить, что взгляды эти явились результатом прямых наблюдений над евреями?

Начнем с вопроса о физической нечистоплотности. Физическая чистоплотность находится в тесной связи с культурностью: более культурные народы обычно и более чистоплотны. Естественно, что евреи были менее чистоплотны, чем греки и римляне, но нельзя себе представить, чтобы они были менее чистоплотны, чем египетские крестьяне.

Единственным доводом в пользу того, что обвинение в физической нечистоплотности взято из жизни, могло бы служить то, что оба обвинения против евреев — и то, что они вонючие, и то, что они паршивые — снова всплывают в более позднее время.

Антисемитизм Древнего мира, 1923

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.