Маятник чувств

Полярные переживания и единство противоположностей

Написав, что согласно учению Гурджиева, человек не может иметь истинной свободы воли, пока не поднимется на более высокую ступень духовной эволюции, я задумалась о степени свободы, мне доступной, и о том, «вошь я дрожащая или право имею». Ни одному авторитетному лицу, включая самого Гурджиева, я бы не доверила постановку печального диагноза, способного разрушить мою самооценку, значит оставалось полагаться на догадки и косвенные признаки.
Мне пришло в голову, что всех неудачников, каких я на своём веку знала, включая автора этих строк, если иметь в виду их упрямство, одержимость и готовность к разочарованию, всех их объединяло одно – отсутствие власти над собой и своими чувствами. В то время как мера свободы воли зависит от способности контролировать своё «Я». Тот, кто не имеет власти над своими привычками, чувствами и мыслями, не имеет власти ни над кем и ни над чем.
Написав предыдущий абзац высоким стилем, я решила тривиально попить чаю. Пока я сидела, уставившись на крышку чайника, мне почему-то вспомнился продавец кренделей – пожилой мужчина в очках, уже четверть века продающий изделия местной булочной на углу Херренгассе. Несмотря на свою словоохотливость, этот простой человек в разговорах с прохожими всегда оперирует набором из трёх-четырёх неизменных тем и шаблонных фраз, за рамки которых он годами не выходит и выйти не может.
Не смотря на то, что образованность не является критерием уровня духовного развития, она, тем не менее, часто служит внешним индикатором нравственных поисков человека. Продавцы кренделей в силу их образа жизни, далёкого от умственного труда, как правило, не склонны к размышлениям о свободе воли. Значит, нравственные и духовные аспекты внутренней жизни, самоанализ, интуиция, а также сознательные усилия по развитию воли – имеют умственное происхождение и так или иначе связаны с уровнем развития интеллекта.
Конечно, высокий уровень умственного развития не являются необходимым и достаточным условием высокого уровня самосознания, но связь между этими показателями все же существует.
Возвращаясь к разговору о развитии воли, я все больше склоняюсь к убеждению, что во всех препятствиях на своём жизненном пути следует видеть благоприятные возможности для ее развития. Существование не прогулка по зелёному лужку. Но как бы тяжелы не были испытания, они способствуют укреплению силы воли. При отсутствии противодействия со стороны окружающей среды, способности к самозащите и управлению реальностью сходят на нет. Примечательно с этой точки зрения выражение: “человек старой закалки”. Люди, прошедшие через суровые испытания голодом, войной, нищетой, потерей близких, лишением свободы и т.д. – потом на долгие годы обретают подтянутость, стойкость и жизнелюбие.

Будучи максимально честной перед собой, несмотря на наличие многих уровней самосознания, претендующих на право говорить от моего имени, скоро приходишь к выводу, что, как и все, имеешь тенденцию избегать трудностей, напряжения и страдания. Что стремишься к исключительно приятным переживаниям и состоянию покоя, находя множество рациональных аргументов для оправдания своих действий и приписывая себе возвышенно – альтруистические мотивы жертвы внешних обстоятельств.

Вкусная пища и напитки, комфортабельная мебель, удобная и красивая одежда, приятная музыка, внимание и хорошее расположение окружающих, физическая близость и увлекательная беседа, захватывающее чтение или просмотр кинофильмов, чувство удовлетворения от проделанной работы и самоуважение, единение с природой, ходьба и интенсивное движение, – все эти вещи способны доставить удовольствие, и потому я стремлюсь переживать их опять и опять.

Мне плохо, когда я занята бессмысленной, тяжёлой и однообразной работой, когда мне скучно из-за жизненной рутины, принуждения или автоматизма привычек, когда я встречаю неодобрение окружающих, в том числе своих близких, когда мне не удаётся достичь своих всегда заведомо невыполнимых целей, или когда обнаруживается, что мои представления о самой себе и других ложны.

Мне плохо, когда я устала, истощив свои энергетические ресурсы во вспышках негативных эмоций. Или когда я беспокоюсь, испытываю чувство страха или унижения, и мучаясь от головной боли.
Наблюдая за своими желаниями и побуждениями, я с течением времени обнаруживаю, что беспрекословно следуя своим влечениям, я очень быстро лишаюсь способности испытывать приятные чувства вообще, когда всё, некогда доставлявшее мне удовольствие, теряет для меня свой вкус и аромат.
Это явление сродни тому, что случается со сладкоежкой, если потчевать его одним сладким. Чтобы долго смаковать сладости, не стоит забывать о хрене, горчице и редьке.
Как оказалось, приятное обретает все свои качества только в соседстве с неприятным. Задержка на полюсе блаженства нуллифицирует полярность, обращая экстаз в отчаяние.
Оптимальная насыщенность чувств и ощущений требует присутствия как позитивных, так и негативных переживаний. Попытка всеми силами отгородиться от негативных эмоций приводят у меня к тому, что яркость ВСЕХ переживаний блекнет, и я теряю способность наслаждаться реальностью. Как кажется, с точки зрения баланса здоровья и сохранения остроты чувств, надо быть готовой принять от жизни равные меры комфорта и дискомфорта.
Поэтому отказ от удовольствий, практикуемый религиозными аскетами, помогает снизить меру нравственной боли и страдания, как бы перемещая колебание маятника чувств к средним величинам покоя.
В парке этого города я встречаю много бегающих трусцой людей. Есть индивиды, несущиеся вперед почти нагишом и в дождь, и в снег. Некоторые бегуны преодолевают дистанцию с гигантским напряжением сил, шумно дыша. Их красные от натуги и мокрые от пота лица не выражают ничего, кроме страдания. Это не что иное, как раскачивание маятника переживаний.
Предельное физическое напряжение будет вознаграждено ощущением глубокого расслабления и удовлетворения.
Напротив, полное отсутствие физических страданий и напряжения в условиях современной городской жизни приводит к тщетным поискам смысла жизни, к депрессии, вспышкам раздражительности и гнева.
Замечено, что большинство людей в состоянии полного удовлетворения и благополучия, исподволь начинают искать поводы для недовольства. Насытившись же обидой или гневом, они становятся нечувствительны для обычных триггеров своего дурного настроения.
Следуя совету древних, для обретения хорошего расположения духа надо как минимум дважды в день делать то, что неприятно. Это совершение поступков от противного: делать не то, что хочется, а противоположное.
Изучая природу вещей, доставляющих удовольствие, я прихожу к выводу, что большинство из них имеют тот же механизм воздействия на тело и психику, что и наркотические вещества.
Известно, что наш организм представляет собой фабрику по производству гормонов стресса и удовольствия . Наркотики вроде конопли или кокаина лишь имитируют естественные процессы химии нашего тела.
Прибегая к помощи субстанций для восстановления хорошего расположения духа в виде алкоголя, никотина, антидепрессантов или крепкого кофе, индивид постепенно теряет способность испытывать яркие позитивные переживания без внешней стимуляции. Химическая фабрика организма по сбалансированному производству эликсиров ада или рая переходит на новый режим по выпуску веществ боли в масштабах, равных масштабам зависимости от внешнего вещества.
Наблюдая за собой, вы обнаружите, что наркотическими свойствами обладают не только алкоголь и наркотики, как наиболее грубые орудия для возбуждения нервной системы, не только пища с большим содержанием жира, соли и сахара, являющейся притчей во языцех женских журналов, пекущихся о здоровом образе жизни. Весьма сильным опьяняющим эффектом обладают секс с партнёром и без, некоторые виды музыки, целый ряд произведений художественной литературы и кино, а также бег на дальние дистанции.
Если зайти в отдел по продаже компакт-дисков большого универмага, можно увидеть там много молодых мужчин, интересующихся теми видами музыки, которая возбуждает и доставляет удовольствие. Увлечение такой музыкой часто принимают за признак принадлежности, на самом деле в основе этого пристрастия лежит лишь потребность в анестезии и экстазе.
Занятие сексом и мастурбацией имеет мало общего с чувствами любви и привязанности, представляя собой лишь нещадную эксплуатацию гормональной и репродуктивной системы человека по выбросу в кровь веществ удовольствия. Чувство опустошения, которое наступает после полового акта, явственно указывает на изменения в химическом балансе крови после оргазма.
Хорошо написанный роман или фильм талантливого режиссёра, доставляя эстетическое наслаждение, захватывают и пьянят, как вино. Приготовив вкусный ужин, вы почему-то садитесь с бокалом у телевизора.
Есть много фильмов и книг, которые заставляют нас сопереживать своим героям, рыдать и восторгаться с ними вместе в состоянии катарсиса. Кто-то подсаживается на пиво, а кто-то на мыльные оперы.
Авторы подавляющего большинства поделок литературы и кино с их темами насилия и жестокости, романтической любви или обогащения – а также журналисты всех мастей – манипулируют вниманием аудитории с корыстными целями, являясь эмиссарами коммерциализации современной культуры.
Авторы же наиболее достойных произведений, способных потрясти наше воображение, повествуют, как правило, о своих собственных переживаниях, тем самым избавляясь от чувства вины и комплексов. Они используют печатные страницы, как кушетку психотерапевта, обнажая свои раны. Продукт их творчества представляет собой яд, исторгнутый из недр их фрагментированного сознания. Смотреть их фильмы или читать их книги все равно, что пить их рвоту и мочу…

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...