Принцип жизни

venus-blog

Возвращаясь к прошлому, я подобно многим, убеждаюсь, что в жизни нет ничего случайного. Все события здесь переплетены, подобно нитям ковра, и слагаются в чёткий узор. Вычленить нехарактерное и случайное из потока можно только путем умственной операции, результаты которой зависят от угла зрения.

С другой стороны, случайность непредсказуема, а многое ли можно безошибочно предсказать? Например, в глубине души мы уверены, что никогда не умрем, хотя наше хрупкое тело с его исключительно сложными биологическими механизмами не дает твердых гарантий благополучия даже до завтра. Рано или поздно приходится допустить, что как снаружи, так и внутри нас происходит много спорадического. Даже зарождение жизни на планете, не смотря на высочайшую уникальность всех условий, необходимых для этого, было случайным.

Неспешному пешеходу не приходит в голову, что смерть может неожиданно настичь его в виде горшка герани, сорванного ветром с балкона одной из квартир, хотя вероятность такого происшествия достаточно велика по сравнению с вероятностью падения астероида на землю, способного изменить её климат. Закономерно и предсказуемо прежде всего всякое производное ума. Булгаковская Аннушка, уронившая бутылку масла на трамвайных путях, где поскользнулся и погиб Берлиоз, была лишь олицетворением нравственной концепции возмездия, принадлежавшей автору.

На прилавках магазинов можно увидеть вошедшие в моду книги Стивена Хокинга о времени, вселенной и теории большого взрыва. Первое что приходит в голову непосвящённому, а значит мыслящему здраво читателю, который берёт в руки подобную книгу, это соображение, что история мироздания не может начаться с какого-либо события во времени, даже если это был большой-пребольшой взрыв.

Красочные, бюджетные фильмы National Geographic об истории земли и происхождении вселенной очень увлекательны. Но поскольку увлекательность и содержательность находятся в обратно пропорциональной зависимости, продюсеры часто приносят в жертву второе. Здесь также заметна склонность авторов трактовать все события мирового масштаба с точки зрения наблюдателя, никогда не покидавшего американского континента.

Документалисты дают возможность лучшим биологам своей страны представить, каким мог бы быть животный и растительный мир одной из далеких обитаемых планет. В соответствии с традициями американского кино, мы видим сражение и погоню – кровожадных монстров, занятых охотой, борьбой за территорию и пожиранием травоядных. Столь же пугающе-живописной предстает перед нами история жизни и вымирания динозавров на нашей собственной планете. Наибольшей популярностью у зрителей пользуются фильмы о тираннозаврах или других ящерах, чьи повадки и поведение, соответствуют современному образу идеальной машины для убийства.

Дети школьного возраста заняты компьютерными играми по поиску и уничтожению противника, и в этом никто не видит ничего особенного. В основе сюжета громадного большинства развлекательных фильмов также лежит мотив насилия.

В самом деле, борьба и смерть царят повсюду. С эволюционно-биологической точки зрения выживание видов и их пищевых цепочек на земле обусловлено законом поглощения энергии и отбора. Убийство является как бы главнейшим принципом существования. Конкуренция и монополизация в обществе и экономике также отражают механизмы этой борьбы с ее движущим принципом по пожиранию слабых сильными.
Став свидетелем охоты львов, гиен или волков, а также наблюдая за домашней кошкой, можно заключить, что животные способны на крайнюю жестокость по отношению к своим жертвам, вырывая куски мяса из их тел, пока те ещё чувствуют боль и борются. Смакование гастрономического удовольствия неразрывно связано у плотоядных с жаждой насилия.

Самому процессу охоты должно сопутствовать у хищника переживание сладострастия, особенно острого в моменты коллапса жертвы и ее агонии. Они испытывают оргастическое удовольствие от вкуса крови поверженного ими существа. Некоторые даже оставляют свою добычу несъеденной, удовлетворяясь чувством насыщения от самого акта умерщвления.

Чтобы иметь достаточно энергии для доминирования в природе, нашим далеким предкам нужно было стать мясоедами. Бурлящее в крови влечение двуногих к насилию отражено в изобилующей войнами истории человечества. Оно пронизывает цивилизованное общество со всеми его завуалированными формами борьбы за энергетические ресурсы и жизненное пространство.

Тот, кто стремится достичь конечного пункта бренности не пешком, а в колеснице религиозного мракобесия, грозно предрекает приход на землю апокалипсиса. Это все равно что предсказывать восход и заход солнца. Апокалипсис с почти полным истреблением всего живого настигал планету уже не раз.

Ведь жизнь очень хрупка. Ей нужно плескаться в воде. Ей подходит мягкий климат и атмосфера, богатая кислородом. Само понятие жизни имеет в своей основе акт поглощения питательных веществ из окружающей среды. Переработка растений требует гораздо больше времени и сил для поддержания жизненной энергии. Убивая других и пожирая их плоть, животное ведет себя так же, как предприниматель с наемными работниками – пользуется плодами чужого труда, что является кратчайшей дорогой к поддержанию им своего высокого энергетического баланса.

Известно, что акулы и шакалы, а также некоторые другие виды животных, способны атаковать и пожирать своих же раненых сородичей, возбужденные запахом крови.

Если вспомнить, как выглядели города пол века назад, заметно, что на планете стало тесновато. Человеколюбие висит в воздухе как нравственная декларация, когда ежедневное взаимодействие с ближними – это не прогулка по зеленому лужку, а борьба за место под солнцем. В девяти случаях из десяти мы становимся инициаторами или пассивными участниками акта утверждения воли сильных над слабыми. Если животные пожирают друг друга буквально, то люди пожирают друг друга энергетически, что выражается в легальных формах соперничества, в универсализации законов купли-продажи, и во власти капитала, доминирующего над общественным мнением.

Одной из форм хищничества является присвоение себе права распоряжаться природными ресурсами, став к примеру владельцем нефтяной скважины или лесного участка, на создание которых природе понадобилось много лет.

Хищничество – это также езда на мотоцикле по улицам города без глушителя, ведение строительных работ в людном месте при помощи кувалды и отбойного молотка, а также нещадная эксплуатация газонокосилок. Воздух и звуковое пространство, так же, как и леса, полезные ископаемые и водные ресурсы – являются общим достоянием.

Мотоциклисты, ретивые садоводы и строительные рабочие, производящие оглушительный шум, вторгаются в звуковые пространства сотен людей. Пользуясь профессиональной необходимостью как прикрытием, они сами того не осознавая дают выход своей агрессии, направленной на энергетическое подавление и уничтожение других. Велосипедисты же, двигаясь бесшумно и дерзко подрезая пешеходов на тропинках, тайно наслаждаются положением вооружённых людей рядом с безоружными.

Трудно проникнуться банальной истиной, что все рождённое должно будет умереть, если применять это к себе. Живое существо пожирает других, но и умирает само – в результате напряженной борьбы и износа, по прошествии лет приведших к инсульту, инфаркту, диабету, раку или психозу.

Современный город с его торговыми точками – это неоновое стойло, в которое загнан потребитель, чтобы он нагулял побольше жира перед отправкой на бойню. Перед вами распахнуты двери сотен магазинов, ресторанов и кафе. Ваше предназначение – есть и испражняться, двигаясь от лотка к лотку в платье от Сен-Лорана китайского производства. Никакой пищи для души вы в этом вавилонском столпотворении не найдете, включая выставки, театры и музеи, одержимые стремлением к наживе. В основе жизнедеятельности городского улья положен единый торговый принцип неравноценного обмена.

Не только на предприятиях торговли, но и в учреждениях и организациях – повсюду паразиты и хищники поджидают своих клиентов, томясь от жажды, стремясь к утверждению своей воли и выигрышу за счет жизненных ресурсов других.

Фильмы NG и BBC внушают зрителю, что борьба за выживание и доминирование – это вселенский принцип, лежащий в основе любой жизни, и что обитаемые планеты, скорее всего, напоминают собой нечто из доисторических эпох земли, населённой ненасытными чудовищами. Такая картина является проекцией человеческой жадности и страха смерти.

Фантазии на тему о внеземных цивилизациях как бы подводят нас к мысли, что основной закон существования заключён в поглощении энергии, а значит в борьбе и убийстве. Биологическое единство жизни обусловлено единством физических параметров и химических элементов планет, на которых могла бы зародиться жизнь. Этот химический состав не выходит за рамки периодической таблицы Менделеева, а законы движения и гравитации – за рамки классической физики и теории относительности.

Прелесть теории эволюции вселенных американского ученого Ли Смолина заключается в возможности раздвинуть границы земных представлений о происхождении мира.
Говорят, что солнце после своей гибели превращается в черную дыру. Это мистическое образование похоже на воронку с такой высокой плотностью, что в ней исчезает даже свет, не говоря уже о затянутых внутрь планетах.

Смолин предположил, что по ту и по эту сторону черной дыры могут находиться вселенные с разными физическими параметрами, а значит и с разной химией и биологией.

Нам доподлинно неизвестно, на какой стороне черной дыры мы находимся. То есть мир с другими физическими параметрами, химическими элементами и принципом жизни – нам недоступен и непредставим, как зазеркалье.
Антропоморфный принцип в свою очередь построен на представлении, что во вселенной наблюдается единство физических, химических и возможно биологических параметров потому, что именно при таком наборе показателей возможно существование наблюдателя.
Наблюдатель учувствует в творческом процессе воссоздания космических явлений из небытия.

Известно, что звук существует только потому, что есть органы слуха. Для червя музыка – это зазеркалье, так как у него нет ушей. Образ существует только совместно с органами зрения. Само понятие образа связано с наличием глаз.

Известны эксперименты с квантовыми частицами. Будет квант волной или частицей, зависит от наблюдателя.
Не исключено, что весь видимый нами мир, включая наблюдаемые в телескоп планеты – есть построение человеческого разума, который буквально воссоздает те или иные предметы, явления и события из энергетического супа вселенной.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...