Пирамида Хеопса - Grazer Sputnik

Пирамида Хеопса

graz-arbeiter
За время моей австрийской эмиграции мне приходилось много раз иметь дело с курсами по профориентации от службы занятости. Преподаватели этих курсов считают своей главной обязанностью отслеживать посещаемость учащихся, а с прочим – уж как бог пошлёт. Каждый такой курс начинается с цитирования правил распорядка, как в местах лишения свободы. Правила всегда сопровождаются угрозами репрессий в случае неповиновения.
Так как эти курсы посещают, как правило, люди, не имеющие других источников дохода, кроме пособия, перспектива лишения пособия равна для них угрозе лишения жизни.
Учителя курсов, сами опасающиеся лишиться работы, получают зарплату за счёт тех, кто вынужден приходить и слушать их фактически под дулом пистолета. В учебной аудитории всегда стоит кислый запах человеческих тел, так как в крови каждого безработного, явившегося на занятия, бродит гормон страха – кортизол.
Сама ситуация, а также следование букве закона вынуждает сотрудников подобных учреждений применять по отношению к своим подопечным строго формальный подход.
Преподаватели истощают все запасы своей энергии на вдалбливание ученикам нескольких прописных истин, а также на правку их резюме. Этот тривиальный акт подгонки индивидуальности под принятый в обществе стандарт, изготовление маски, способной превратить человека в объект купли-продажи на рынке труда, повторяется многократно в ходе различных образовательных инициатив, жертвами которых безработный постоянно становится.
В эру широкой доступности интернета злосчастные резюме безработных, словно осенние листья, сотнями и тысячами рассылаются по адресам работодателей, пополняя мусорные корзины, и не приносят, как правило, никакого позитивного отклика.
Тогда как главная беда безработного лежит отнюдь не в сфере погрешностей его грамматики, а в отсутствии у него общего понимания той ситуации, в которой он находится.
Редко кто всерьёз задумывается о том, как устроено общество, и каково его место в этом обществе. Вдобавок к этой бездумности, безработного тянет на дно свинцовым грузом низкая самооценка – результат социальной изоляции, а также набор зависимостей – от алкоголя, пищи, курения, антидепрессантов и от многих других вещей, включая чипсы, игральные автоматы и интернет. У тех, кто стоит долгое время на учёте в службе занятости, частенько нет чёткой жизненной позиции.
На курсы по профориентации попадают повторно те страдальцы, кому по-настоящему мог бы помочь только психолог и психотерапевт. В стране, подарившей миру такого сына, как Зигмунд Фрейд, невозможно получить квалифицированную психотерапевтическую помощь по страховке от службы занятости. С какой бы проблемой вы не обратились к такому психотерапевту, вы покинете его кабинет ровно через семь минут с рецептом на пилюли, которые быстро превратят вас в героя фильма «Пролетая над гнездом кукушки» после произведённой над ним лоботомии. Врачи делят доходы с фармакологией и сажают несметное количество пациентов на легальные наркотики.
У преподавателей же, помимо воли выступающих в роли церберов для тех, кто боится лишиться последнего куска хлеба, частенько недостаёт общих знаний, не смотря на наличие дипломов, недостаёт понимания социальной ситуации и гуманистического подхода к решению проблемы. Многие из них видят учебную аудиторию как арену для демонстрации своего иллюзорного превосходства, включая лучшее владение немецким языком, и используют средства контроля для своего самоутверждения. За немалыми исключениями, своё призвание в контролирующих организациях находят люди зависимые, погружённые в разнообразные комплексы и боящиеся потерять своё место. Следование правилам, но не этике – может превратить человека в безупречно следующую своей программе машину.
Задайте преподавателю простой вопрос: «Что такое работа?», и вы получите формальный ответ. Вам ответят дежурной фразой, извлекут на свет божий клише, хранящееся в анналах памяти под наименованием «трудоустройство». Хотя даже безработная уборщица в исламском покрывале, знающаяся не больше десятка слов по-немецки, может владеть тайной понимания того, чем работа на самом деле является.
Наёмный труд – это официально узаконенный договор по продаже самого себя другим людям на определённый срок. Есть лица, которые позволяют вырезать у себя почку за деньги, или делают предметом купли-продажи другие органы своего тела. Есть проститутки, которые предоставляют другим в пользование свои гениталии за вознаграждение. В прежние времена работодатель приходил на невольничий рынок и покупал себе рабочих, причём в роли резюме выступали крепость зубов и мышц рабов, подвергавшихся немедленной инспекции.
Читая воспоминания людей, переживших ленинградскую блокаду, понимаешь, как всё их существование упиралось в вопрос: «Обои с клейстером уже сварены и съедены, как и подошвы от сапог, что бы ещё такого съесть?» Точно так же, в состоянии крайней нужды человек делает инвентаризацию всё своей наличности – что можно было бы ещё выставить на продажу на рынке труда?
Поскольку все иноземные знания и умения безработных автоматически приравниваются службой занятости к нулю, эмигранта любых квалификаций спускают за бесценок по самому низшему разряду. Эмигрант превращается в динамо-машину для выработки энергии, в современного раба для подсобных работ и неквалифицированного тяжёлого труда. Весь его запас знаний, умений и опыта превращаются в мёртвый груз, лишённый рыночной стоимости и списанный в утиль.
Общество вдалбливает нам в голову, что любой труд почётен. В таком случае, почему разорившийся бизнесмен не идёт работать на завод, а кидается вниз головой с крыши небоскрёба? Почему посудомойка в столовой – звание более почётное, чем проститутка, хотя обе пускают себя за бесценок в разнос?
Может ли сам по себе наёмный низкоквалифицированный труд представлять собой взаимовыгодный обмен?
Любое предприятие, использующее наёмный труд, существует только за счёт того, что приход этого предприятия превышает его расход. Капитал можно нажить только за счёт махинаций и эксплуатации наёмного труда, и в погоне за прибылью владельцы бизнеса идут на всё.
Не стоит забывать, что американские корпорации Дженерал Моторс и Форд нажили миллиарды, поставляя вооружение гитлеровской Германии во время второй мировой войны.
Много воды утекло с тех пор, но всё так же прав денежный мешок, и так же бесправен неимущий.
Можно оборудовать кухню ресторана посудомоечной машиной, но дешевле будет взять по найму пожилую женщину из Боснии, которую выжмут, как лимон, и через несколько месяцев заменят другой.
Общество относится к безработным с пренебрежением, как к балласту или человеческому мусору. Тогда как люди, находящиеся на нижней ступени социальной лестницы – как раз те, кто наделён наибольшей мудростью и знает цену своей жизненной энергии, и кто сравнительно чист, так как в силу тех или иных обстоятельств не может сосать соки из других. Любое продвижение по лестнице социальной иерархии указывает на наличие компромисса в личной истории, и чем выше персонаж взбирается, тем несомненной становится, что он – трупоход.
Египетские пирамиды были воздвигнуты за счёт жизней тысяч рабов. Санкт-Петербург стоит в буквальном смысле на костях, так как Петру взбрело в голову построить город там, где всегда царствовали непроходимые болота.
Раз я отдаю свою жизненную энергию – моё единственное достояние, отпущенное мне богом в строго определённом количестве, то кому и во имя чего? Что за чудо-город встанет на моих костях?
Если работодатель – это всеми уважаемый владелец ресторана, совершающий регулярные поездки на острова, то не сегодня-завтра его ждёт разорение. В маленькой, грязной и тесной кухне его ресторана батрачат современные невольники, объедки перепродаются, а мясо приправляется пряным соусом и закупается по дешёвке неизвестно где.
Если это фирма по уборке помещений, то она возникла отнюдь не из-за стремления босса к чистоте и порядку, но исключительно из-за его ориентации на рыночный спрос и на возможность эксплуатировать дешёвую рабочую силу.
Если это мебельный или продовольственный магазин, то это фирма, не производящая никаких ценностей, кроме купюр для высшего эшелона своих работников. Магазин существует исключительно за счёт выжимания соков из производителя и за счёт опустошения карманов массового потребителя.
Если это фабрика, то это Молох, чудовище с жёлтыми глазами, пожирающее человеческие жизни. Но работы на фабрике с поточным производством и сравнительно высокой зарплатой, вы скорее всего не получите, так как в связи сокращением числа промышленных предприятий в Европе и размещением их в третьих странах с дешёвой рабсилой, вокруг высвобождается всё больше и больше рабочих мест.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...