Вертиго

Как с этим бороться – заметки пациентки

Если вы страдаете приступами головокружений неизвестной природы, а врачи не предлагают вам ничего, кроме средства от морской болезни или таблеток для настроения, то благодарите судьбу за такое бедствие. Теперь вы многое узнаете о себе в результате взлётов и падений, настойчивых поисков, раздумий и движения ощупью в темноте навстречу выходу из тоннеля. Это путь проб и ошибок, путь терпения и безграничной нежности к тому живому существу, которое живёт в вас и нуждается в вашей помощи.

В трудную минуту, поддавшись отчаянию, вы обнаружите, что дефицит участия родных и близких – так явно ощутимый в болезни – не равносилен ещё солнечному затмению. Пока вы дышите и идёте, пока видите небо и можете мыслить – трепетная любовь и безграничная сила не оставят вас. Мысль об эгоизме окружающих здоровых людей перестанет занимать вас.

Сочувствие ближних, всегда включающее элемент злорадства, в сравнении с источником света в глубинах вашего естества, имеет скорее условно-орнаментальный характер. Не исповедуя христианства, никогда не стоит забывать, что божественные заповеди издревле несли страждущим исцеление, так как были по сути действенными психотерапевтическими практиками. Греховность уныния заключена в недовольстве богом и продуктами его творчества. Состояние подавленности сопровождает любое недомогание и замыкает собой круг телесно-психического нездоровья на орбите между упадком физическим и духовным.

Уныние – это и есть измерение болезни, её эмоциональный слой, это манифестация любого органического или функционального нарушения, и меры борьбы с ним имеют такое же значение для восстановления здоровья, как гимнастические и дыхательные упражнения, или физиотерапевтические процедуры.

Прежде всего, надо избавиться от ложных представлений, что в результате массажа, одиночного манёвра Эпли или горсти таблеток, головокружение исчезнет как по волшебству. О таких молниеносных исцелениях пишут на многочисленных созданных под копирку медицинских сайтах в сети, занятых ловлей клиентов. Больного человека, погруженного в одиночную камеру своего страдания и часами напролёт роющего подкоп на волю, однако не всегда легко обмануть, если он сам не решит пойти на это.

Только углубившись в свою проблему, он начинает понимать, как много в его организме загадочного, никем ещё не изученного, не поддающегося объяснению, и как бессильна современная традиционная медицина в широчайшем круге вопросов, если она не прибегает к помощи – антибиотиков или хирургии – и в этом своём невежестве она может быть даже опасна для его благополучия.

Вертиго – это тайна за семью печатями, где нет абсолютной правильности диагноза и нет панацеи, а есть только ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ, или гипотеза, о характере нарушений и средствах борьбы с ними. Вы никогда не сможете в точности определить характер и причину вашего недомогания, но этого тем более не смогут сделать другие, не смотря на свой авторитет и квалификацию, поскольку ваша болезнь порождена вашим же характером, типом нервной системы и образом жизни, требующими долговременных наблюдений, на что у докторов, занятых деланием денег, нет времени, если конечно подопытный не находится в социальном доме для престарелых или закрытой психбольнице.

Позиционное головокружение или другое расстройство – это не то, что можно удалить одним взмахом скальпеля, а патологический процесс, требующий для восстановления немалых усилий и времени. Если существование сравнимо с рекой или со сменой времён года, то и болезнь тоже.

Кратковременные приступы головокружения, связанные с изменением положения головы и тела в пространстве, именуемые доброкачественным позиционным вертиго, и вегетативные симптомы в виде бледности, тошноты, легкое нарушение баланса при ходьбе – по своим ощущениям сильно приближаются к тому, что пассажир испытывает в автомобиле на извилистой дороге в гору, а также в состоянии средней тяжести алкогольного опьянения.

Врачи уверяют, что в позиционном головокружении повинны крошечные кусочки кальция, обломившиеся от мембраны отолитового анализатора и попавшие в один или два полукружных канала внутреннего уха, где они изменяют удельный вес лимфы и раздражают чувствительные волоски, посылающие сигналы в мозг о положении головы в пространстве. Однако в результате вскрытий обнаружено, что у пациентов, не имевших при жизни вестибулярных жалоб, в полукружных каналах всё же присутствуют обломки отолитов.

Даже то, что происходит в голове пьяного, не смотря на распространенность явления, доподлинно не известно. Считается, что этиловый спирт, растворившись в крови, изменяет удельный вес жидкости в гироскопе внутреннего уха, вследствие чего мозг получает противоречивую информацию о положении тела.

Отмечу здесь только, что противоречивость поступающих в мозг данных – это пусковой момент для всех типов головокружения вестибулярной природы. Противоречивость порождается нарушением симметрии между правым и левым – касается ли это внутреннего уха, глаз, конечностей или мозга.

Если есть широкая и безлюдная аллея, по которой можно пройти 20 или более шагов, не угодив в канаву – например, на центральном городском кладбище, то это стоит проделывать с закрытыми глазами. Тогда неизменно обнаружится асимметрия в работе левой и правой частей вестибулярной механики. Траектория пути вслепую имеет в большинстве случаев одну и ту же левую или правую погрешность.

К слову будь сказано, долговременные прогулки пешком самым благотворным образом влияют на восстановление здоровья – возможно, в силу вибраций, претерпеваемых телом при ходьбе. Причем бег на месте, прыжки и упражнения со скакалкой странным образом не дают такого положительного эффекта, как бодрая двухчасовая ходьба – видимо из-за отсутствия строго определенной амплитуды вибраций. Ходьба к тому же сопряжена с сокращением многих групп мышц, поворотами головы, вовлечением зрения, ощущения соприкосновения с землей и слуха.

Гимнастические упражнения и бег в пределах комнаты, безусловно, полезны – но представляют собой комплекс произвольных движений. В то время как согласно свидетельствам страдающих головокружением, короткие в несколько секунд пароксизмы случаются с ними неожиданно в самых разных жизненных ситуациях, но при совершении провоцирующих движений – ничего не происходит. Предположительно, проблема заключается в том, что спонтанные и произвольные движения находятся под контролем разных частей вестибулярной системы.

Даже если у кролика удалить оба вестибулярных анализатора, у него все же сохранится нистагм. Возможно, произвольное движение – это воспроизведение образа из центрального архива ( головного мозга), а быстрое непроизвольное движение – более древнее по своей природе – обязано устройству во внутреннем ухе, которым наделены даже низшие животные.

По этой же причине, вероятно, любые привычные однообразные операции легче выполнять на автопилоте. Тот кто работал на фабрике с поточным производством, знает, как утомительно присутствие сознания и контроля за своими действиями, в то время как погружение в себя облегчает труд. Поскольку уход в свои мысли есть не что иное как сон наяву, то большинство окружающих нас людей – продавцов, служащих и водителей автотранспорта на самом деле спят на своих рабочих местах.

Если позиционное головокружение и морская болезнь есть по сути родственные явления, то кажется оправданным, что первым страдают преимущественно женщины, а вторым – дети. В основе того и другого лежит повышенная чувствительность вестибулярной системы – находящаяся в связи с общей субтильностью организма, а возможно и аллергией, а также способностью реагировать на тонкие оттенки цвета и эмоций.

Мужчины и женщины представляют собой в этом смысле два разных биологических вида, и представители первого из них бывают гораздо чаще наделены как глубоким умом и талантом, так и отменной тупостью – поскольку последняя характеризует не умственное измерение, а качество восприятия и переживания.

Очень многих детей укачивает в транспорте, но потом они перерастают эту свою проблему. Ребёнок и его ощущения – это отражение первичного замысла природы, её самих глубоких уровней, подвергающихся искривлению со стороны социальной среды в период взросления.

Вестибулярный аппарат человека и млекопитающих таков, что не только пребывание в невесомости в космических кораблях и на межпланетных станциях, но также и передвижение в транспорте с неравномерным ускорением – является для высшего животного неестественным состоянием, преодолеваемым путём адаптации и привычки. Спросите у своей кошки или собаки, любят ли они путешествовать самолётом и в автомобиле.

Возвращаясь к вопросу о депрессии, следует сказать, что первое условие скорейшего выздоровления для страдающего головокружениями – отказ от негативных безосновательных обобщений о происходящем, ибо склонность предаваться горестным мыслям – является легко закрепляющейся привычкой, подобной наркотической зависимости. Печаль – это плесень, разрастающаяся во влажной атмосфере жалости к себе и плаксивости.

Второе наиважнейшее условие перемен к лучшему – снижение уровня страха и его будничной разновидности – тревоги. Физические упражнения, занятия спортом, работа в саду и аутотренинг помогут отчасти справиться с этим, но не смотря на высокую физическую активность и сеансы самовнушения, страх – как проявление древнейшего инстинкта – может тлеть неугасимо на одном из самых нижних этажей сознания больного.

Поскольку болезнь приносит своего рода разочарование в себе, утерю веры в своё единение с природой и сомнение в безупречности своего тела, больной в значительной степени перестаёт доверять своим ощущениям. В этом кроется причина, почему тяжелые пациенты боготворят врачей – это происходит из-за утери их веры в самих себя и распаде целостности образа их «я».

Поэтому, страдающему головокружением следует – преодолевая свою ранимость и скромность – настоять на проведении томографии и анализа крови (на что, скажем, австрийские медики идут весьма неохотно из бюджетных соображений) – дабы снизить уровень своей тревожности. Надо отметить, что вестибулярные нарушения и чувство дурноты сами по себе действуют подавляющим образом даже на исключительно крепкую нервную систему. Если обратиться к невропатологу за помощью, он непременно снабдит вас антидепрессантами или другими препаратами из семейства «зепамов», являющихся ничем иным как анестезией для мозга, чтобы тот не замечал неполадок и не был букой.

Опыты на обезьянах подтвердили, что долговременное употребление таких средств ведёт к уменьшению объёма серого вещества, как при болезни Альцгеймера. Принимать антипсихотики и антидепрессанты всё равно, что пить вино во время кораблекрушения, вместе того, чтобы найти пробоину и немедленно заняться починкой.

Гораздо меньше вреда организму приносят такие виды ухода от реальности, как размышления, чтение, кино или бег трусцой. Таблетки от склонности драматизировать нужны тем, кто верит, что работа мозга нуждается во вмешательстве и контроле со стороны общества через своего агента психоневролога и что новомодные продукты химической стряпни выведут человека за пределы его – всегда ничтожной и смехотворной – жизненной драмы.

Врач считает своим долгом не исцелить больного, а накрыть его болячки шапкой-невидимкой, попутно ставя этого держателя страховки в положение зависимости от химических веществ и своего рецептурного могущества.

Он уверен, что проявляет высшую меру гуманизма и милосердия, избавляя своих пациентов от боли – в то время как боль нужна им, как руководство к действию, как божественное указание на то, где они совершили ошибку.

Прогресс медицины, успехи диагностики и доступность знаний последних десятилетий привели к тому, что одной из самых распространенных фобий, связанных с головокружением, стала фобия опухоли мозга. Пусковым механизмом головокружения может быть то или иное функциональное нарушение на периферическом или центральном уровне, но постоянно подпитываемое опасениями и тревогой, оно усиливается и приобретает хроническое течение.

И ещё одно. Вестибулярная система очень сложно организована и имеет множество связей в разных частях головного и спинного мозга, пока не изученные наукой. Однако головокружение в большинстве сопровождается подергиванием глаз, или нистагмом, так как отолитовый анализатор связан с глазодвигательными нервами. У сошедшего с карусели будут подёргиваться глаза до тех пор, пока не прекратится головокружение. Некоторые пациенты страдают только от визуального вертиго, испытывая чувство дурноты при наблюдении за быстро движущимися или вращающимися объектами – в том числе и на экране монитора. Всякая реабилитация органа равновесия начинается с упражнения для глаз.

Здравоохранительная проблема последних десятилетий заключается в борьбе со множеством расстройств, так или иначе связанных со стремительно возросшим потоком зрительной информации – дающим огромную нагрузку на зрение с одновременной моторно-двигательной дегенерацией – ограничением подвижности тела в позе внимания перед монитором.
Каждое телодвижение человека имеет свой нейронный отпечаток в его мозгу, и рельефность рисунка зависит от частотности повторений. Каждый индивид существует в рамках только строго определенных поз, имеющих в сфере его психики ментальные соответствия. Когда нейронные борозды слишком глубоки, любое непривычное движение способно вызвать неприятные ощущения.
В этом смысле затверженность и неизбежность тех или иных поз эквивалентна умственной ограниченности, отсутствию гибкости и неумению видеть новое, свойственное представителям старшего поколения, которые гораздо чаще молодых страдают позиционным вертиго.

Galina Toktalieva

Kyrgyzstan-born author residing in Graz, Austria

You may also like...